«В объективе Ю.Б.»: в Политехе открылась выставка фоторабот выдающегося ученого XX века – Юлия Борисовича Харитона

10 Марта 2017 Культура 765

Есть судьбы, о которых говорят: они породнились с веком. Но об этом человеке  можно сказать больше: он свой век создал. Ибо XX век – век атомный. В оте­че­ствен­ном Атом­ном про­екте при­няли уча­стие немало бле­стя­щих уче­ных и руко­во­ди­те­лей. Но среди этих выда­ю­щихся людей Юлий Бори­со­вич ХАРИТОН был явле­нием. Сегодня, 10 марта 2017 года, в честь одного из крупнейших отечественных физиков XX века в Выставочном зале СПбПУ открылась экспозиция фотографий, которые проливают свет на жизнь и незаурядную личность Юлия Борисовича Харитона.

Выставку фотографий Ю.Б. Харитона открыли президент СПбПУ М.П. Федоров и почетный научный руководитель РФЯЦ-ВНИИЭФ, академик РАН Р.И. Илькаев

Открывая мероприятие, президент СПбПУ, академик РАН М.П. ФЁДОРОВ передал слова приветствия и глубокую благодарность от ректора Политехнического университета, академика РАН А.И. Рудского всем сотрудникам Российского федерального ядерного центра – Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики (город Саров), которые предоставили материалы для экспозиции и присутствовали на торжественной церемонии ее открытия: «Сегодня знаменательный день в жизни нашего университета. В его стенах открывается фотовыставка “В объективе Ю.Б.”, посвященная выдающемуся выпускнику нашего университета 1925 года – Юлию Борисовичу Харитону. Автором большинства работ, представленных на ней, является сам Юлий Борисович».

М.П. Федоров поблагодарил коллег из РФЯЦ-ВНИИЭФ за помощь в организации выставки фоторабот Ю.Б. Харитона

После американских атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки в августе 1945 года стало ясно: обстоятельства вынуждают нашу державу в короткие сроки создать собственное атомное оружие, чтобы восстановить стратегическое равновесие. С тех пор как в 1946 году был развернут Советский атомный проект, жизнь и твор­че­ство Ю.Б. Хари­тона оказались нераз­рывно с ним связаны. Юлий Борисович – вторая после И.В. Курчатова ключевая фигура в выполнении этой задачи. На Харитона была возложена персональная ответственность за организацию разработки конструкции атомной бомбы, а затем и ее испытание. Он же стал научным руководителем работ по созданию водородной бомбы. Это была работа гран­ди­оз­ная по сво­ему мас­штабу, по раз­ви­тию мно­же­ства науч­ных и тех­ни­че­ских обла­стей зна­ний, из кото­рых состоит ядерно-ору­жей­ная тех­но­ло­гия, и по своей военно-поли­ти­че­ской зна­чи­мо­сти. Харитон и другие ученые – участники Атомного проекта сознавали, что они не просто создают атомную, а потом и водородную бомбу, но работают над оружием сдерживания, которое делает невозможным одностороннее применение ядерного оружия, а значит, сохранит мир.

Посетители выставки в СПбПУ смогли ознакомиться с портретными, пейзажными и жанровыми фотоработами из архива Музея ядерного оружия и Музея-квартиры Ю.Б. Харитона

Уникальный организаторский талант и человеческие качества Харитона предопределили успех дела, которому он посвятил жизнь. Он сумел собрать коллектив незаурядных личностей, которым так же, как и ему самому, были свойственны высочайший уровень профессиональных знаний, трудолюбие, целеустремленность, обязательность, исключительная порядочность, требовательное и одновременно уважительное отношение к подчиненным. На протяжении 46 лет Ю.Б. Харитон был научным руководителем Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики. Исклю­чи­тель­ный талант уче­ного и орга­ни­за­тора науки поз­во­лил Хари­тону успешно руко­во­дить основ­ными направ­ле­ни­ями науч­ной и кон­струк­тор­ской работы инсти­тута. По тру­до­спо­соб­но­сти и вынос­ли­во­сти ему не было рав­ных, как и в твор­че­ском дол­го­ле­тии. О том, каким руководителем был Юлий Борисович, вспомнил и рассказал нынешний почетный научный руководитель РФЯЦ-ВНИИЭФ, академик РАН Радий Иванович ИЛЬКАЕВ: «Нашему Ядерному центру крупно повезло, что он был нашим руководителем. Чрезвычайно деликатный человек, который никогда никого не мог обидеть и всегда одинаково внимательно слушал и младшего научного сотрудника, и академика, и любого начальника. У нас была самая низкая текучесть кадров в СССР (она и до сих пор очень маленькая), потому что Харитон умел договориться на уровне высшего руководства страны, чтобы создать для ученых достойные условия. Он всегда четко знал, что нужно делать сейчас и что потребуется сделать в будущем». Вежливый, интеллигентный человек, который совсем не походил на начальника сталинских времен, Харитон обладал особенностью, которая отмечалась всеми, кто его знал, и отличала от подавляющего большинства тех, кто работал рядом: феноменальной ответственностью. Харитон любил повторять: «Надо знать в десять раз больше того, что мы делаем». Коллеги называли это правило «критерием Харитона».

 Научный руководитель РФЯЦ-ВНИИЭФ, академик РАН Р.И. Илькаев рассказал о том, каким был коллегой и руководителем сам Ю.Б. Харитон

Ю.Б. Хари­тон – созда­тель целого ряда науч­ных школ в самых раз­но­об­раз­ных направ­ле­ниях физики и тех­ники. Среди его уче­ни­ков – выда­ю­щи­еся уче­ные. Какую важную роль для российской науки сыграл Харитон и в целом ленинградская школа физиков, а также о том, как шла подготовка к настоящей выставке, рассказал начальник Управления корпоративных общественных связей СПбПУ А.Н. КОБЫШЕВ: «Политех славен своими выпускниками, среди которых выделяется группа ядерщиков – ученых, которые создавали ядерный щит России. Начиная с академика Иоффе, который у нас защищал свою первую диссертацию, затем Зельдович, Курчатов, Флёров, Духов, Александров – всё это наши преподаватели и выпускники, всё это наши люди. Однако многое о них мы не знали, потому что долгие годы их деятельность была засекречена. Этот пробел в значительной степени удастся восполнить благодаря этой выставке: мы подняли в Архиве личное дело студента Петроградского политехнического института императора Петра Великого Юлия Борисовича Харитона, кое-какие “выжимки” нам удалось оттуда сделать – они тоже представлены на этой выставке».

На открытии выставки присутствовали студенты и сотрудники СПбПУ, коллеги из Физико-технического института имени А.Ф.Иоффе и РФЯЦ-ВНИИЭФ

Помимо документов из Архива СПбПУ, на выставке представлено более 60 портретных, пейзажных и жанровых фоторабот из архива Музея ядерного оружия и Музея-квартиры Ю.Б. Харитона в городе Саров – от фотографий «кэмбриджского» периода его стажировки в Англии (1926-1928 гг.) до поздних снимков конца 1980-х годов. На снимках можно увидеть лица близких Ю.Б. Харитону людей, в том числе известных представителей мира науки, таких как Дж. Чедвик, П.Л. Капица, Н.Н. Семёнов, И.Е. Тамм, и многих других.

Директор Музея ядерного оружия, главный специалист Департамента коммуникаций и международных связей РФЯЦ-ВНИИЭФ Е.Ю. ВЛАСОВА рассказала о том, что 2016 году Ядерный центр отметил свое 70-летие. К этой дате оказалась приуроченной череда мероприятий, но выставка фоторабот академика Харитона стала совершенно особенным из них.  «За полгода фотовыставку “В объективе Ю.Б.” посмотрело более 7 тысяч человек на разных площадках. Главная идея экспозиции состоит в том, чтобы каждый из нас мог ознакомиться и в своем восприятии приблизиться к мироощущению этого выдающегося человека», – пояснила Екатерина Юрьевна. 

На снимках можно увидеть лица близких Ю.Б. Харитону людей, в том числе известных представителей мира науки

«Очень долго можно было бы рассказывать о Юлии Борисовиче, – добавляет сотрудник Музея ядерного оружия, ведущий специалист Департамента коммуникаций и международных связей РФЯЦ-ВНИИЭФ О.А. КОЛЕСОВА. – О нем уже многое сказали как о выдающемся ученом – на его фотографиях как раз прослеживается история отечественной ядерной физики. А я хотела бы рассказать о нем как о человеке. Он был удивительный человек – удивительный человек Юлий Борисович Харитон! С какой нежностью он относился к своей любимой супруге Марии Николаевне, с которой, как сам он признавался, “прожил такую счастливую жизнь”. А еще он любил говорить, что “именно она, моя Мусенька, духовно обогатила меня, научила тонко чувствовать музыку, разбираться в литературе и поэзии». Ю.Б. Харитон действительно был чрезвычайно разносторонним человеком. В повседневной жизни скромный и деликатный, что нисколько не мешало его деловой твердости и целеустремленности. И за этой сдержанностью скрывалась душа, отнюдь не чуждая поэзии. Коллеги вспоминают, как интересны были беседы с ним и о науке, и об искусстве. Он очень любил театр, в компании всегда рассказывал, какую книгу он недавно прочитал или какой спектакль посмотрел. С ним можно было поговорить о художниках Гейнсборо, Гольбейне, Тернере, он радовался томику стихов Николая Гумилева и Михаила Кузмина, был поклонником режиссера Товстоногова и, измотавшись вконец на работе, ходил вечером на последние киносеансы, хотя досадовал, что хороших фильмов почти не снимают... Он много путешествовал на мотоцикле по всей Европе и, конечно, фотографировал. С первого своего фотоаппарата, подаренного Юлию Борисовичу отцом в 1915 году, он не оставлял занятий фотографией, а свою любовь к фотосъемке сохранил на всю жизнь.

 Главный специалист Департамента коммуникаций и международных связей РФЯЦ-ВНИИЭФ Е.Ю. Власова рассказала о том, как готовилась эта выставка и к чему она приурочена

Многое вместила в себя его судьба. А каждая фотография с новой стороны открывает внутренний мир одного из самых интересных и закрытых ученых в истории отечественной науки.

Материал подготовлен Медиа-центром СПбПУ. Текст: Инна ПЛАТОВА

Версия для печати