Беззащитная вакцина. Российская газета

23 Июня 2016 Наука и инновации 116

О странной ситуации с разработкой вакцины против ВИЧ корреспондент "РГ" беседует с доктором биологических наук Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого, одним из авторов единственной в России вакцины, которая прошла вторую стадию клинических испытаний Андреем Козловым.

Мало кто знает, какие страсти бушуют вокруг государственной стратегии противодействия распространению ВИЧ-инфекции в России. Что стало поводом для жарких споров?

Андрей Козлов: В конце прошлого года глава правительства поручил минздраву РФ, другим министерствам и ведомствам разработать такую стратегию. Когда проект появился, многие специалисты, мягко говоря, были поражены. В нем не оказалось упоминания о необходимости создать вакцину против ВИЧ, нет даже слова "вакцина". Подчеркну, что авторы стратегии никого из тех, кто занимается созданием такого препарата, для обсуждения проекта не пригласили. Нашего мнения никто не спрашивал, хотя мы предлагали свои услуги, писали справки, выступали в печати, на конференциях и т.д.

 А ведь о необходимости ее создания к авторам обращались Госдума, Общественная палата РФ, Московская городская дума, минобрнауки и другие. Но все как в глухую стену. Более того, на вакциновой сессии V международной конференции по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии, проходившей в Москве, такая позиция минздрава подверглась резкой критике, но ничего не изменилось. И это в ситуации, когда число заболевших в России стремительно растет, уже превысило один миллион человек, а число умерших - 200 тысяч человек.

Может, чиновники считают, что наша наука вряд ли сможет создать такую вакцину. Ведь пока никто в мире не рапортовал о своих успехах, а работы ведут лучшие ученые мира, тратятся деньги, которые нам и не снились.

Андрей Козлов: Могу сообщить, что в 1997 году во многом благодаря поддержке Госдумы стартовала первая отечественная программа разработки вакцины против ВИЧ. Кстати, одновременно с началом аналогичной программы в США. Нашими учеными были разработаны три кандидатных препарата, которые прошли доклинические испытания. Но в 2004 году финансирование прекратилось. В 2006 году на встрече G8, где, в частности, обсуждался вопрос о разработке вакцин против ВИЧ, Россия вместе с другими участниками подтвердила свое участие в этой работе. И правительство РФ выделило один миллиард рублей на 2008-2010 годы. На эти деньги три отечественных кандидатных препарата прошли первую фазу клинических испытаний. Но затем финансирование прекратилось, и "затишье" продолжается по сей день.

Препарат против ВИЧ в России перестал разрабатываться с 2010 года. Единственное исключение - ДНК-вакцина, над которой в феврале этого года завершена вторая фаза клинических испытаний, получены обнадеживающие результаты. Но важно понимать, что эти работы велись на грант минпромторга РФ по программе "Фарма-2020". Так важнейшие государственные проблемы не решаются. Необходим штурм многими коллективами, они должны идти к цели разными путями, обмениваться результатами. Иначе страшную болезнь не победить. Если бы Курчатов и Королев бегали с грантовыми заявками, то ядерный и космический щит не был бы создан никогда. Сейчас речь идет о создании вакцинового щита против СПИДа.

Но почему чиновники, по сути, игнорируют столь важную проблему?

Андрей Козлов: Их позиция, честно говоря, удивляет. Ведь многие российские и международные организации обращаются к руководству страны с вопросами, почему в России прекращена программа разработки вакцины против ВИЧ. Эти письма направляются в минздрав, но ничего не происходит. Дважды к руководителям страны обращался президент международного консорциума по разработке вакцины, дважды этот вопрос обсуждался Общественной палатой, проходили совещания в соответствующих ведомствах - и ничего... Разве что чиновники периодически заявляют, что все идет нормально, вакцины разрабатываются в Москве, Санкт-Петербурге и Новосибирске. Даже создается впечатление, что они делают все возможное, проекты финансируются, но вот подводят ученые, никак не могут довести дело до завершения. Заявляю со всей ответственностью: начиная с 2011 года разработка вакцины в России в рамках единой целенаправленной программы не финансируются.

Ведущие страны мира работают над созданием препарата против ВИЧ, ежегодно на это выделяется около одного миллиарда долларов. И только в нашей стране за прошедшие 5 лет - почти ноль рублей. В результате разрушены научные коллективы разработчиков. Последним "достижением" было разрушение экспериментального цеха по наработке ДНК-вакцины сразу после успешного завершения второй фазы ее клинических испытаний из-за отсутствия финансирования.

Ряд специалистов считают, что разработка против ВИЧ вообще невозможна. Если встать на такую позицию, то можно хотя бы понять бездействие чиновников...

Андрей Козлов: Всем скептикам хорошо бы ознакомиться с результатами международного проекта RV144, который показал 60-процентную эффективность вакцины после первого года наблюдений. Защитный эффект также продемонстрирован при испытаниях вакцины типа С в Южной Африке. Нашим министерствам и ведомствам следует занять четкую позицию: либо заявить, что вакцина против ВИЧ в России невозможна, взяв на себя всю ответственность, либо возобновить финансирование вакциновой программы. А нынешнее отношение к проблеме, по сути, вводит в заблуждение общественность и руководство страны, не отвечает ее национальным интересам.

А может, все довольно банально? У медицины просто нет денег, чтобы финансировать разработку, результат которой пока совсем не очевиден. Вот ведущие страны сделают, тогда хотя бы будет понятно, что цель реальна...

Андрей Козлов: Но мы почему-то находим деньги на финансирование разработок вакцин против вирусов Эбола и Зика, которыми не заразился и не заразится ни один гражданин России, но у нас нет денег на вакцину против ВИЧ, от которого уже умерло более 200 тысяч граждан России. Мы почему-то находим 20 миллиардов рублей на закупку импортных лекарств против СПИДа, но не находим 100 миллинов рублей на финансирование отечественной вакцины. Хотелось бы, чтобы представители соответствующих министерств и ведомств дали ответ общественности на эти вопросы.

Российская газета

Версия для печати