В вузах грядет интернализация, Санкт-Петербургские ведомости № 117

26 Июня 2013 61

Профессор из Вены раскрывал российские перспективы образовательного сотрудничества с ЕС, а президент португальского вуза докладывал о влиянии международных исследований на дорожную карту российских университетов...

Два дня ректоры, проректоры, зав. кафедрами российских и европейских технических университетов работали в национальном исследовательском Санкт-Петербургском политехническом университете на семинаре «Международные совместные образовательные и исследовательские программы». Об основных вопросах встречи нам рассказал Дмитрий АРСЕНЬЕВ, проректор по международной деятельности Политеха.

– Дмитрий Германович, собрать руководителей инженерных вузов Европы – это ведь редкость?

– Сейчас в образовании все чаще упоминается слово «интернализация». Перед российскими вузами поставлена амбициозная задача: войти в топ-100 мировых рейтингов университетов, а среди критериев, по которым оцениваются вузы, есть международная составляющая: доля иностранных студентов, количество совместных образовательных программ, зарубежные стажировки и уровень академической мобильности.

Все понимают: если мы не будем объединяться с мировым образовательным сообществом, останемся лучшими из лучших в отдельно взятой стране. А нам бы стать одними из лучших в мире – у технических вузов есть на это основания.

Одна из ключевых персон на семинаре – профессор Манфред Хорват, бывший ректор Венского технического университета, он долгие годы был организатором конференции ректоров европейских технических университетов, которая собирает тысячи управленцев высшего образования. Мы попросили господина Хорвата пригласить некоторых участников этой ежегодной конференции к нам, так что у нас собрались представители ведущих университетов Германии, Испании, Франции, Португалии, Словении, Греции, Финляндии, Швеции – почти вся Европа. Но и много российских участников: соорганизатор семинара – Томский политех (это один из ведущих российских вузов в области международного сотрудничества) и университеты – члены Ассоциации инженерного образования России.

– Зачем нам иностранные вузы-партнеры – понятно. Зачем мы им?

– Самый простой пример, почти анекдотичный: в какую высокотехнологичную компанию Европы или США вы ни заглянете – везде «наши люди». И не только с советским образованием, но и с нынешним российским. То есть фундаментальное образование и инженерное до сих пор на высоте.

Западу нужны, конечно, в первую очередь наши выпускники. Но сейчас они по первому зову за границу уже не едут, поэтому, например, мировые компании «Моторола», «Сименс», GM, «Электролюкс», «Бош», LG создают в наших вузах научно-образовательные центры, инвестируют в оборудование, технологии, приглашают преподавателей, чтобы уже на старших курсах «окучивать» потенциальные кадры.

– Нам эти кадры самим нужны.

– Любое образование нужно тогда, когда оно востребованно. Для российской высшей школы главная сложность – востребованность выпускника реальным сектором экономики. Если этого нет – что бы вуз ни делал, выпускники будут уезжать искать работу в других странах.

Наш реальный сектор экономики и промышленности в прежние годы довольно глубоко рухнул. Но сейчас тренд все-таки положительный. Возьмем Петербург: за последние годы появилось много сборочных автотранспортных предприятий. Конечно, сборочное производство не для выпускников Политеха, это уровень среднего профобразования, но скоро понадобятся управленцы, инженеры, технологи: слишком дорого везти сюда комплектующие, многое можно конструировать и тут. Поэтому, например, компания «Дженерал Моторс» много инвестирует в подготовку в Политехе специалистов в области автомобилестроения. Или другой пример: финская энергетическая компания «Фортум» активно сотрудничает с российским энергетическим сектором и в последние годы финансирует часть нашей совместной магистерской программы в области электротехники и энергетики.

Ребята стремятся в зарубежные вузы не столько из-за образования, а потому, что надеются получить там достойную работу по выбранной инженерной специальности. Наша задача – сделать так, чтобы в России можно было получить образование, которое позволило бы им находить работу в высокотехнологичных компаниях, в том числе международных.

Для этого, например, мы разрабатываем сейчас совместные с ведущими зарубежными вузами магистерские программы, большей частью на английском языке, привлекаем профессоров высшей пробы из Политеха и партнерских университетов, приглашаем из-за рубежа выдающихся лекторов читать модульные курсы. Каждую программу обсуждаем с промышленниками и бизнесом, студент один-два семестра может отучиться в зарубежном вузе-партнере и пройти стажировку в компании или научном центре с возможностью получить два диплома – Политеха и вуза-партнера.

С 1 сентября это заработает в Политехническом университете в полную силу. На семинаре мы узнали о подобном опыте зарубежных вузов, в том числе в части поддержки научных исследований молодых специалистов. Например, Манфред Хорват рассказывал о новых программах финансирования научных исследований в Европе. Долгие годы ЕС имел рамочные программы с огромным финансированием научных исследований в европейских вузах, и российские вузы также принимали в них участие, если входили в консорциум и вели совместные исследования. Сейчас эти рамочные программы завершаются и должна открыться новая, «Горизонт-2020» – было очень полезно послушать человека, который вхож в организации, создающие эту программу.

В общем, стоит задача готовить специалистов мирового уровня для глобальной экономики, но с российским менталитетом.

– Так и раньше стояли такие задачи.

– Но раньше международные программы внедрялись больше в порядке инициативы. Мы лет десять вводили в учебный процесс элементы международных программ: зимние и летние школы, международные семестры – например, семестр в области информационных технологий, бизнес-семестр по технологическому менеджменту. Отрабатывали механизмы, интегрировали учебные планы, обменивались студентами. В международном образовании каждый шаг особенно сложен: разные менталитеты, культуры, системы и технологии образования. Если студенту что-то не понравится, тут же по всему миру разнесется информация, что вуз сработал плохо. Четыре года назад мы разработали первую международную магистерскую программу по IT в области управления с британцами – были трудности, но мы их преодолели. Теперь подобные международные программы поддерживаются Минобрнауки РФ, а главное – вузовской средой.

– Легко совместить наше и зарубежное инженерное образование? Принципиальных отличий нет?

– До подписания Болонской декларации Россия (кстати, как и Германия, и Франция) растила инженеров в формате моноподготовки. Под отрасль, под задачу. Теперь мы, как и вся Европа, перешли на двухуровневое обучение.

Конечно, это поломало существовавшую систему подготовки, усложнило сохранение тех целей, которые ставятся перед инженерами. Но всегда можно в сложностях найти преимущества. Базовая, фундаментальная подготовка теперь закладывается на уровне бакалавриата. А магистратура дает широкие возможности для специализации, «настройки» будущего специалиста на конкретную отрасль, выбора индивидуального образовательного маршрута, развития международных контактов.

– Что будет результатом семинара?

– Заключительные «рекомендации» по итогам. Их мы отправим в Ассоциацию инженерного образования и в Минобрнауки. Подобные заявления не всегда к чему-то приводят, хотя мы, конечно, рассчитываем на дополнительную поддержку развития международных программ.

Но в любом случае семинар – шаг вперед: мы нашли новых партнеров, поняли, откуда можно получить дополнительные ресурсы, анонсировали свои идеи и уже договорились о некоторых новых программах. В сотрудничестве, особенно международном, главное – посмотреть друг другу в глаза. Такие семинары повышают степень доверия. Надеюсь, в дальнейшем семинар будет регулярно проходить в Политехническом университете.

Анастасия ДОЛГОШЕВА

Версия для печати