Полет в историю: вспоминая тех, кто позвал нас к звездам

12 Апреля 2017 Достижения 244

Мы чтим имена героев, первопроходцев, гениев, забывая порой о том, что самые важные, по-настоящему великие открытия человек совершил очень давно. Колесо и земледелие, дороги и письменность – мы никогда не узнаем имен первых людей на первом плоту. Но есть одно исключение: мы точно знаем первого человека, совершившего полет в космос.

 После первого в истории человечества полета в космос Юрий Гагарин стал не просто знаменитостью, но символом целой эпохи

Им стал советский летчик-космонавт Юрий Гагарин. 12 апреля 1961 года за 108 минут он облетел планету и навсегда вписал свое имя в историю. Гагарин стал не просто знаменитостью, но  символом целой эпохи. Согласно опросу россиян, он – самый популярный человек XX века. По пути, проложенному им, прошли сначала десятки, а теперь уже и сотни людей. А пройдут еще – тысячи и миллионы. Но как бы далеко мы ни удалились от Земли в стремлении познать и покорить пространство и время, уже никто и ничто не отменит того факта, что у истоков покорения космоса стояли наши соотечественники, а первой в космосе была наша страна! И сегодня, в День космонавтики, мы вспомним тех, кто всех нас позвал к звездам.

Космос – это мы!

На протяжении всего XX века Петербургский Политех – высшее учебное заведение, одновременно ставшее и научно-исследовательским центром в области передовых технологий, играл заметную роль в формировании отечественной технической мысли. Повседневная работа ученых и преподавателей нашего университета была направлена на укрепление российской науки и совершенствование отечественной инженерной школы. Многие сложные научно-технические проблемы были решены учеными и инженерами, вышедшими из стен Политехнического института.

Они создавали промышленную мощь страны, они помогли нашей Родине победить в Великой Отечественной войне и уже в скором времени – стать ядерной и космической державой.

 С момента основания Политех играл заметную роль в формировании отечественной технической мысли, политехники внесли весомый вклад в развитие ядерного и космического проектов

Здесь появилось первое в России образование, которое положило основу авиастроению: в 1909 году при Кораблестроительном отделении были открыты курсы авиации и воздухоплавания, ставшие первой высшей авиационной школой в России. Именно в Политехе были сделаны одни из первых расчетов траектории баллистического движения, рассчитаны траектории полета на Луну. Главным событием 1961 года для политехников, безусловно, стал полет в космос Юрия Гагарина, в подготовке запуска которого они тоже принимали участие. В начале 1960-х на базе проблемной лаборатории вычислительных машин и электронной вычислительной техники Ленинградского политехнического института было организовано Опытно-конструкторское бюро (ОКБ «Импульс»). Главным конструктором ОКБ назначили выпускника ЛПИ 1935 года, на тот момент – профессора, крупного специалиста в области автоматизированных систем управления Тараса Николаевича СОКОЛОВА. Под его руководством в ОКБ «Импульс» создавалась аппаратура для обработки орбитальных данных искусственных спутников Земли, разрабатывались системы управления.

 Главным событием 1961 года для политехников, как и для всей страны, стал полет в космос Юрия Гагарина

Дабы никого не обидеть, мы не рискнем назвать наш университет «колыбелью космонавтики» – труд миллионов советских людей был направлен на то, чтобы наша страна стала первой в исследовании и освоении космоса. Однако докажем, что именно здесь, в Политехе, в конце XIX – начале XX века россияне «начали летать». И даже легендарное гагаринское «ПОЕХАЛИ!» имеет к нам самое непосредственное отношение!

От чудачеств в стиле Жюля Верна до «ракетного поезда» Циолковского

Стремление преодолеть земное притяжение и отправиться к звездам у человека появилось давно. Можно даже сказать, что оно было у людей всегда. Об этом думали еще наши далекие предки, жившие в пещерах. Именно поэтому идея покорения Вселенной пронизывает большинство дошедших до нас легенд, преданий и мифов древних народов. О космических полетах, естественно на уровне тогдашних знаний, писали такие авторы, как Сирано де Бержерак и Жюль Верн, Александр Дюма и Герберт Уэллс. Несмотря на всю наивность этих сюжетов, обилие книг о полетах в космос стало свидетельством того, что человечество морально «созрело» и было готово воплотить в реальность свою давнюю мечту. Но для этого требовались люди, которые могли не только представить себе, как это будет, но и обладали необходимыми знаниями и понимали, что надо делать.

Одним из первых в нашей стране и в мире изучать возможность покорения космоса начал К.Э. Циолковский

Одним из первых людей в нашей стране, да и вообще в мире, этими вопросами занялся Константин Эдуардович ЦИОЛКОВСКИЙ. Именно он взял на себя трудную миссию рассказать людям, что надо делать, чтобы побывать в космосе. В родном городе Боровске (а позже –  в Калуге) местные жители считали его городским сумасшедшим. Из-за проблем со слухом ученый сторонился людей, а его научные работы поднимали на смех: в них он утверждал, что возможен полет в космос, на Луну и Марс. До 1920 года все рассуждения Циолковского о ракетах носили в определенной степени абстрактный характер. Но в изданной в том году книге под названием «Вне Земли» ученый впервые предложил проект ракеты, предназначенной для полета человека в космос. Удивительно, но своей работе он описал события, которые должны были произойти в 2017 году!

В своей книге Циолковский дал подробное описание «составной пассажирской ракеты». Безусловно, касаемо того, что на таком «ракетном поезде» мы полетим в космос аж в 2017-м, ученый ошибся: советские ракеты и космические корабли начали «бороздить просторы Вселенной» на полвека раньше. Однако проект, предложенный Циолковским в начале XX века, интересен в историческом аспекте: по сравнению с тем, что предлагалось ранее, его можно считать существенным шагом вперед в подготовке полета человека в космос.

«Трасса Кондратюка»

Труды Циолковского дали мощный толчок для работ по созданию ракетной и космической техники во многих странах мира. В 1920-1930-х годах этими вопросами занимались уже сотни ученых и инженеров: Ф.А. Цандер, Ю.В. Кондратюк и многие другие в нашей стране, Роберт Годдард – в США, Герман Оберт и Макс Валье – в Германии, Робер Эсно-Пельтри – во Франции. Но более других нас, конечно же, интересует Юрий Васильевич КОНДРАТЮК (настоящее имя Александр Игнатьевич ШАРГЕЙ), который на протяжении 1916-1919 годов написал работу, озаглавленную: «Тем, кто будет читать, чтобы строить». Первые наброски книги были сделаны Шаргеем еще в бытность студентом Механического отделения Петроградского политехнического института, а завершены после демобилизации из Белой армии. В своей книге Кондратюк, независимо от Циолковского, оригинальным методом вывел основное уравнение движения ракеты, привел схемы и описания четырех ступенчатой ракеты на кислородно-водородном топливе, камеры сгорания двигателя с шахматным и другим расположением форсунок окислителя и горючего, параболоидального сопла и многого другого. Он рассчитал оптимальную траекторию полета к Луне (в 1960-е эти расчеты были использованы NASA в лунной программе «Аполлон»!). Предложенная им в 1916 году траектория материальной точки впоследствии была названа «трассой Кондратюка».

В 1929 году Кондратюк издал в Новосибирске на собственные средства тиражом 2000 экземпляров книгу «Завоевание межпланетных пространств», в которой была определена последовательность первых этапов освоения космического пространства. Более подробно рассматривались вопросы, поднятые в его ранней работе «Тем, кто будет читать, чтобы строить». В частности, в книге было предложено использовать для снабжения спутников на околоземной орбите ракетно-артиллерийские системы (это предложение, естественно в измененном виде, позже было реализовано в транспортной системе «Прогресс»). Кроме того, в работе были исследованы вопросы тепловой защиты космических аппаратов при их движении в атмосфере. Любопытно, что в предисловии к книге Кондратюк упоминает о нескольких главах рукописи, которые «слишком близки к рабочему проекту овладения мировыми пространствами – слишком близки для того, чтобы их можно было публиковать, не зная заранее, кто и как этими данными воспользуется». 

На протяжении 1916-1919 годов Ю.В. Кондратюк в своей книге вывел основное уравнение движения ракеты
Рукопись Георгия Кульбуша 1916 года была обнаружена в архивах Политеха несколько лет назад

Так как неизвестные главы до сих пор не найдены, судить о том, что в них было в действительности, нет возможности. Однако сам автор утверждал, что он нашел способ достижения начальной скорости ракеты 1500-2000 метров в секунду «без расходования заряда и в то же время без применения грандиозного артиллерийского орудия». Кондратюк также указал, что многие предложенные им технические решения могли быть реализованы уже на достигнутом уровне развития техники.

В 2012 году в архиве Политехнического университета была обнаружена рукопись сокурсника Кондратюка – Георгия КУЛЬБУША «Великая греза человечества (Межпланетные путешествия)». Работа посвящена законам использования ракетной тяги. Содержит рисунки. В ней изложены теория полета и использования топлива, а также идеи о нахождении человека в ракете и в космическом пространстве. Во многом текст рукописи перекликается с первой редакцией работы «Тем, кто будет читать, чтобы строить». В отличие от Кондратюка, Кульбуш в зрелые годы никогда более не возвращался к теме межпланетных путешествий, но важен был сам факт одновременного появления двух работ (а возможно, их было и больше) в стенах одного и того же учебного заведения. Это означало, что «плод созрел» и пришла «пора его срывать».

В работе Кульбуша изложены законы использования ракетной тяги, содержатся рисунки

Говорит Политех: «Поехали!»

Несмотря на то, что человек в 1920-30-е годы еще не был готов вырваться на бескрайние просторы космоса – этому было множество причин и технического, и экономического, и политического характера, он подошел к этой идее вплотную. Но моральное «дозревание» произошло где-то в середине 1950-х годов, когда стало ясно: разрабатываемая в тот момент ракетная техника уже в ближайшие годы позволит доставить человека в космос. Человеком, биография которого соединила в себе историю советской авиации 1930-х и отечественной космонавтики 1960-х годов, стал Марк  Лазаревич ГАЛЛАЙ.

Так вышло, что будущий Герой Cоветского Союза, летчик-испытатель, занимавшийся тренировками первых космонавтов и присутствовавший при гагаринском старте, Марк Галлай сначала учился в Ленинградском институте инженеров гражданского воздушного флота (ныне – Военно-космическая академия имени А.Ф. Можайского), а потом решил перевестись в Политехнический. Пришел к известному гидродинамику профессору Лойцянскому (Л.Г. Лойцянский сыграл большую роль в подготовке специалистов для авиапромышленности; в течение нескольких десятилетий профессор Лойцянский вел в Политехе исследования по теории пограничного слоя и создал известную школу теоретической гидроаэродинамики. – Примеч. Авт.): «Хочу к вам». – «Пожалуйста. Только... Дайте-ка вашу зачетку. Молодой человек, чтобы поступить без потери курса, вам надо досдать семнадцать экзаменов. Сможете это сделать за полтора месяца – милости прошу. Нет – извините». Студент Галлай сдал за полтора месяца семнадцать экзаменов.

На счету Марка Галлая – человека, стоявшего у истоков формирования двух новых профессий XX века – летчика-инженера и летчика-космонавта, достаточно собственных подвигов, чтобы не приписывать тех, которых не было. Руководствуясь пословицей собственного сочинения «Настоящий летчик-испытатель должен свободно летать на всем, что только может летать, и с некоторым трудом – на том, что летать не может», Галлай освоил 125 типов летательных аппаратов. Сбил вражеский самолет в самом первом бою над Москвой 22 июля 1941 года.

Один из первых полетов Марка Галлая, 1936 год.

1 мая 1957-го за мужество и героизм, проявленные при испытаниях авиационной техники, Марку Галлаю было присвоено звание Героя Советского Союза. Но «Золотую Звезду» Галлай мог получить задолго до 1957 года. В 1942-м звание Героя давали за 30 боевых вылетов на штурмовку. На счету Галлая – фронтового летчика их было 28. В 1943 году Галлай обучал летчиков дальней авиации работе с новыми двигателями. Специального времени на обучение не было, решили учить «в процессе» – инструктор участвует в боевых вылетах в качестве второго пилота, заодно все объясняя. 

Герой Советского Союза, летчик-испытатель, инструктор-методист первых космонавтов М.Л. Галлай

Галлай был включен в экипаж летевшего через линию фронта ТБ-7, в районе Брянска их сбили. Галлай прыгал с парашютом, когда на нем уже горели унты. Унты успели загореться, потому что экипаж мог покинуть машину раньше, но внизу был город, а инструктор Галлай и штурман  Гордеев не хотели, чтобы самолет рухнул на деревянные дома, поэтому тянули в сторону до последнего. Шел дождь, было ветрено, парашютистов разнесло в разные стороны. Галлай повис, зацепившись куполом за деревья, при этом его с размаху ударило о торчащую ветку. Весь дальнейший переход по лесам он проделал с болями в спине. Потом выяснилось – травма позвоночника. «Дома» врачи запретили ему перегрузки и поднятие тяжестей. Но Галлай еще два десятка лет продолжал летать – в корсете. Как удавалось проходить медкомиссию? Тайна…

Фигура Марка Лазаревича Галлая – это глыба не только в летно-испытательской работе, но и в науке. Он занимался научно-исследовательской работой в области динамики полета, стал доктором наук, получил звание профессора. Кстати, он был чуть ли не единственным в нашей истории доктором наук среди летчиков-испытателей.

В начале 1960 года открылась новая страница профессиональной биографии М.Л. Галлая. Встретился с Сергеем Павловичем КОРОЛЁВЫМ. Проговорили более двух часов. Нужен был «наставник» для будущих космонавтов. А кто лучше высококлассного летчика-испытателя может представить сам и обучить подопечных, как вести себя в полете? Королёв лично вписал в штатное расписание новую должность: «инструктор-методист по пилотированию космического корабля». Первым инструктором авангардной шестерки космонавтов стал Марк Галлай.

М. Галлай был инструктором первого отряда космонавтов

Что мог передать будущему советскому сверхчеловеку его наставник? Главной задачей было научить привычке к внештатной ситуации.  Первым стал Гагарин. Внештатной ситуации не возникло. После возвращения на Землю первый космонавт Юрий Гагарин дал высшую оценку первому инструктору космонавтов: «Всё было в точности так, как вы мне расписали. Будто бы вы там уже побывали до меня».

Первый в истории космонавт Ю.А. Гагарин

Кстати, знаменитое гагаринское «Поехали!» – это тоже от Галлая! Вот как описывались ежедневные тренировки первых космонавтов и их наставника: каждое утро один из будущих космонавтов садился в кресло тренажера, имитирующего кабину космического корабля, последовательно перечислял показания приборов и положение всех ручек и тумблеров. «К полету готовы?», – звучал голос инструктора-методиста. «Готов!» – «Ну, тогда давай, поехали!», – произносил Галлай. Мог ли знать сам Галлай, что этот его бодрый неформальный доклад о готовности «Поехали!» вместо уставного «Экипаж, взлетаю» – видимо, еще из первых дней авиации, от тех планеров, которые надо было вывозить на полосу, вскоре станет словом-символом, с которым первый землянин полетит в космос!

Материал подготовлен Медиа-центром СПбПУ. Текст: Инна ПЛАТОВА

Версия для печати