Александр Александрович Байков

Александр Александрович Байков
Александр Александрович Байков, химик и металлург, в течение почти сорока лет профессор Санкт-Петербурского (Ленинградского) политехнического института, составляет славу отечественной науки. Труд ученого отмечен множеством самых высоких почетных званий и наград его времени. Он член-корреспондент, а затем действительный член АН СССР, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, лауреат Сталинской премии, Герой Социалистического Труда. Он награжден тремя орденами Ленина, двумя - Трудового Красного Знамени, несколькими медалями, среди которых и медаль "За оборону Ленинграда".

Этот большой ученый и незаурядный человек родился в глубокой провинции в г. Фатеж Курской губернии 25 июля 1870 года. Вскоре семья переехала в Курск. Отец А.А. Байкова - сын литератора и артиста Оперного театра в Санкт-Петербурге, выпускник Университета, был в Курске присяжным поверенным (адвокатом), дослужился до чина надворного советника. В гимназические годы настольной книгой А.А. Байкова стали "Основы химии" Менделеева. В 1889 году А.А. Байков окончил гимназию и поступил на математическое отделение физико-математического факультета Петербургского Университета, который окончил в 1893 году с дипломом I степени. Дипломную работу А.А. Байков делал в лаборатории профессора Д.П. Коновалова по физической химии, и по окончании Университета был оставлен на кафедре физической химии, а в 1894 году -  назначен лаборантом по химии. С этого же года Александр Александрович становится активным участником заседаний Малого химического общества Русского Физико-химического общества при Университете.

В 1897 году по предложению Д.П. Коновалова, который был профессором химии и в Институте инженеров путей сообщения, А.А. Байков перешел в этот институт на должность заведующего химической лабораторией и в 1899 году был командирован Советом института за рубеж для более глубокого изучения свойств сплавов и цементов. В лаборатории профессора Ле-Шателье в Париже он углублял свои знания по химии и металлографии, а у профессора Г.Н. Вырубова - по кристаллографии.

По возвращении в Санкт-Петербург А.А. Байков продолжил свои исследования по теме "Исследование сплавов меди и сурьмы". Его работы по изучению сплавов заинтересовали многих химиков, и Д.И. Менделеев обратился к нему с предложением составить заметки с данными по этому вопросу для нового издания "Основ химии". Сотрудничество с Д.И. Менделеевым Александр Александрович поддерживал до самой смерти своего великого учителя.

В 1902 году в Лесном шла подготовка к открытию Политехнического института. По рекомендации известного металлурга А.А.Ржешотарского А.А. Байков был приглашен преподавателем по общей металлургии, и с 1 ноября 1902 года его командировали на один год за границу для подготовки к профессорскому званию. А.А. Байков снова едет в Париж в лабораторию профессора Ле-Шателье, где занимается металлургией и технической химией. По возвращении в Политехнический институт А.А. Байков блестяще сдал экзамены на звание адъюнкта по металлургии и по химии.

В конце 1903 года в Петербургском Политехническом институте состоялась первая в его стенах публичная защита диссертации А.А. Байковым на тему "Исследование сплавов меди и сурьмы и явлений закалки, в них наблюдаемых". Диссертация была высоко оценена присутствующими. После прочтения двух пробных лекций, Александр Александрович был избран Советом института адъюнктом, а 1 ноября 1903 года экстраординарным профессором по кафедре металлургии. С 1904 года начался новый, полностью "политехнический", период в жизни А.А.Байкова. Из центра он переехал в Лесное, в одну из дач, принадлежащих Политехническому институту.

В январе 1904 года скончался А.А. Ржешотарский и продолжать его работу поручили А.А. Байкову. Лекции по общей металлургии и металлографии, которые ему предстояло читать, впервые вводились в учебный план института. Позже ему был поручен курс металлургии цветных металлов, на инженерно-строительном отделении он читал технологию вяжущих веществ и технологию строительного искусства, а на экономическом отделении - неорганическую химию.

За короткое время А.А. Байков организовал в химическом павильоне металлургическую и металлографическую лаборатории, а также лабораторию технического и горнозаводского анализа. Предполагалось, что лаборатории будут использоваться не только для учебных студенческих работ, но и для научных исследований. Лаборатория металлографии была первой институтской учебной лабораторией не только в России, но и в мире. 8 апреля 1909 года А.А. Байков был избран ординарным профессором по кафедре металлургии. К этому времени за ним уже утвердилась слава одного из лучших лекторов Политехнического института.К 1917 году ординарный профессор по кафедре металлургии А.А. Байков имел чин статского советника и ордена Св. Владимира 4-й степени и Св. Анны 2-й и 3-й степени.

Летом 1918 года А.А. Байков уехал в командировку в Крым. Только в 1923 году ему удалось вернуться в Политехнический институт, который за пять прошедших лет претерпел огромные изменения, как и вся жизнь в стране. Александр Александрович занял в институте свою прежнюю кафедру и возобновил чтение лекций по общей металлургии и металлургии меди, а с 1925 года и по металлографии. В 1923 году А.А. Байков был избран профессором по кафедре химии при Петроградском Университете, которую ранее занимали его учителя Д.И. Менделеев и Д.П. Коновалов.

Помимо научной и преподавательской деятельности, А.А.Байков на протяжении всей жизни занимался административной работой. 25 февраля 1925 года А.А. Байков вступил в исполнение обязанностей декана химического факультета, а 17 июня 1925 года в Политехническом институте было избрано новое правление и новый ректор - Александр Александрович Байков. Оставалось ждать утверждения Главпрофобра. Они пришло только 27 ноября 1925 года. Уже через 2 месяца после утверждения А.А. Байкова в должности ректора правление института докладывало, что не считает возможным не только увеличить норму приема студентов, но даже сохранить прежнюю (1200 человек). Причина - в полном отсутствии мест в общежитиях. Нужно строить новое здание, но отпускаемых правительством средств для этого недостаточно.

Период с 1925 по 1927 год в институте прошел в состоянии постоянного пересмотра учебных планов. В феврале 1926 года было предложено ввести в учебные планы предметы политминимума (историю ВКП(б), ленинизм, политэкономию, исторический материализм и др.). Казалось, летом 1926 года пересмотр учебных планов был закончен, но потребовалось дополнительное число часов на преподавание иностранных языков и на только что введенную всеобщую допризывную военную подготовку. Все это сделало невозможным уложить весь курс втузов в 3 года, поэтому ГПФ не возражал против 4  и даже 5 лет, которые требовали некоторые факультеты. Учебные планы были утверждены только в июне 1927 года.

13 апреля 1926 года ГПФ предложил всем вузам выработать индивидуальные уставы (положения), руководствуясь общим положением о высшей школе. Такое положение было выработано правлением ЛПИ и утверждено ГПФ в марте 1927 года. По новому положению расширялись функции Совета, в него должны были входить компетентные представители всех девяти факультетов института.

В этот период очень много времени уделялось вопросу о поднятии квалификации оканчивающих вузы. В циркуляре ГПФ от 31 марта 1926 года указывалось, что нужно втузу для подготовки советского специалиста-общественника: а) поднять оборудование втуза до уровня современной науки и техники; б) повысить уровень поступающих в 1926 году (но при этом правительство требовало придерживаться классового подхода); в) укреплять связь института с производством и т.д. Циркуляр ГУСа, который учреждал институт студентов-выдвиженцев, также имел в виду повышение квалификации выпускников. Выдвиженцы должны были вербоваться из "марксистски подготовленных" студентов старших курсов, им давалась возможность готовиться к научной работе. В 1927-1928 годах выдвиженцев было много, но постепенно их число уменьшилось, так как для большинства это был непосильный труд.

Уровень поступающих в институт не мог не вызывать беспокойства. А.А. Байков писал: "Подготовленность учащихся к прохождению курса в вузе крайне мала. Это одинаково относится почти ко всем видам среднего образования. Нет хороших знаний по специальным предметам (физика, математика), но особенно чувствуется отсутствие общего образования и умения излагать свои мысли. В связи с этим возникает сомнение в возможности выпуска большого числа инженеров и экономистов с широким кругозором" [17].

Трудно перечислить все должности, которые занимал А.А. Байков, оставаясь профессором и ректором Политехнического института. С 1923 года он занимал пост старшего метролога Всесоюзного Научно-исследовательского института Метрологии (тогда Главной палаты мер и весов), а с 1925 года - заведующего химической лабораторией, председателя комитета эталонов и стандартов. В 1926 году его привлекли к работе в ГИПРОМЕЗ (Государственный институт по проектированию металлургических заводов) сначала как консультанта, а затем - председателя технического Совета. Одновременно А.А. Байков состоял председателем Ассоциации научно-исследовательских учреждений черной металлургии. В 1927 году А.А. Байкова назначили директором Института Металлов. В октябре 1927 года исполнилось 25 лет со дня открытия Политехнического института. В самом конце 1926 года правление образовало юбилейную комиссию во главе с ректором А.А Байковым. В комиссию вошли профессора и преподаватели, работавшие в институте с его основания. Комиссия предполагала широко отметить юбилей, оповестить всех, окончивших институт и работавших в нем. Было предложено издать исторический Очерк института, сопровождающийся очерками отдельных факультетов от их организации до сегодняшнего состояния. Правление возбудило ходатайство перед ГПФ об отпуске институту 25000 рублей, из которых 5000 рублей предполагалось израсходовать на празднование, а 20000 рублей - на подготовку материала (сбор архивных сведений) и печатание юбилейного сборника. В юбилейном номере газеты "Товарищ" от 15 октября 1927 года, в статье "25 лет Политехническому институту им. М.И.Калинина", ректор А.А. Байков осветил его современное состояние: в ЛПИ было 9 факультетов, 79 лабораторий и кабинетов, в Фундаментальной библиотеке свыше 200000 томов; в студенческих общежитиях около 2500 мест. Общее количество студентов 7192, профессоров и преподавателей - 502, административно-технического персонала - 388. За все время своего существования институт выпустил 4071 специалиста, причем, в 1926 году - 235 человек, в 1927 году - 214 человек - это были самые большие послереволюционные выпуски [4].

В 1927-1928 годах вышестоящими организациями был поднят вопрос о выводе экономического факультета из состава Политехнического института. В январе 1928 года А.А. Байков отправил в Главпрофобр письмо, в котором писал: "Такое сочетание, при котором с техническими дисциплинами имеются экономические дисциплины, является не случайным... отделение экономического факультета крайне отрицательно отразится на жизни института" [19]. Экономический факультет не тронули.

9 июня 1928 года на правлении был принят перспективный план нового строительства в ЛПИ. Для организации лабораторий новым факультетам (химическому, физико-механическому и индустриализации сельского хозяйства), а также для расширения существующих учебно-вспомогательных учреждений старых факультетов, необходимо было увеличить объем некоторых зданий: сделать пристройки к механическому павильону (в 2 этажа), к химическому павильону (в 2 этажа), к гидравлической лаборатории и построить новое здание. Кроме того, для освобождения в здании студенческого общежития всех помещений, занятых под учебные нужды, и для расширения помещения Фундаментальной библиотеки, построить еще одно здание. Для строительства была составлена смета, необходимую сумму разбили на 2 очереди: 1929-1930 годы и 1931-1932 годы.

15 октября 1928 года А.А. Байков подал в ГПФ заявление, что отказывается от несения обязанностей ректора, не указывая причины, и 2 ноября к исполнению обязанностей ректора приступил П.А. Кобозев - первый назначенный Наркомпросом ректор. Благодарности за работу на посту ректора от ГПФ или Наркомпроса Байков не получил, но через 10 лет, в 1938 году, на заседании Совета "именно его называли коллеги как ректора, который успешно управлял институтом" [14].

В 1930 году при разделении Политехнического института металлургический факультет вошел в состав Металлургического института, и А.А. Байков читал в нем курс общей металлургии. Кроме того, он преподавал в Военно-Технической академии (1926-1930), в Артиллерийской Академии (1930), в Электросварочном институте (1932-1934), был заведующим кафедрой неорганической химии и деканом химического факультета Ленинградского университета (1934-1941); здесь под его руководством была создана первая в стране рентгенографическая лаборатория. В 1930-е годы он сотрудничал с Институтом сооружений и строительных материалов, Институтом огнеупоров, а также с Всесоюзным Алюминиевым и Магниевым институтом.

Впереди у А.А. Байкова были большие успехи в науке и технике и большие награды. Пережиты война, блокада, эвакуация. Связей с родным институтом он не прерывал, но после войны жил в Москве, трудясь до последних дней в лаборатории Института металлургии АН СССР. Умер он 6 апреля 1946 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Литература:

  1. Байков А.А.. К 70-летию со дня рождения. Л.-М., 1940. 24 с.
  2. Байков А.А. Архив СПбГТУ. Оп.45, д.291, л.19, 83.
  3. Байков А.А. // БСЭ. Т.2. М.: Сов. энцикл., 1970. С.533.
  4. Байков А.А. 25 лет Политехническому институту им. М.И. Калинина // Товарищ. 1927. N 3, 15 октября.
  5. Байков А.А. Собрание трудов. Т. I, II.- М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1948. 592 с.; 1952. 344 с.
  6. Бурцев Г.В. Политехнический институт в первые годы советской власти (1918-1922) // Труды ЛПИ. 1957. N190. С.99.
  7. Дмитрий Иванович Щербаков. Жизнь и деятельность. 1893-1966. М.: Наука, 1969.
  8. Документы Особой строительной комиссии. Журнал N 13. Архив Историко-технического музея СПбГТУ, д.1.
  9. Евдокимов В. Мысли вслух // Товарищ. 1926. N 3, 23 мая.
  10. Кинд В.В. О работах акад. Байкова в области вяжущих веществ (цементов) // Труды ЛПИ. 1947. N 4. С.88-94.
  11. К 70-летию академика А.А. Байкова // Политехник. 1040. N 86 (609), 19 октября.
  12. Макареня А.А., Поздышева В.А. А.А. Байков // Выдающиеся ученые Ленинградского Университета. Л.: Изд-во ЛГУ, 1971.
  13. Меншуткин Б.Н. История Санкт-Петербургского политехнического института. 1917-1930 гг. (машинопись). Архив Историко-технического музея СПбГТУ.
  14. Павлов М.А. Воспоминания металлурга. М.: Наука, 1984.
  15. Сборник статей, посвященный 30-летию профессорской деятельности академика А.А.Байкова. Л.- М.- Свердловск: Металлургиздат, 1934. 69 с.
  16. Соболев Г.Л. Ученые Ленинграда в годы Великой Отечественной войны. М.-Л.: Наука, 1966. 171 с.
  17. Труды ЛПИ. 1957. N 190.
  18. Тумарев А.С. А.А. Байков - выдающийся металлург и химик. М., 1954. 88 с.
  19. ЦГА СПб., ф.3121, оп.22, д.398, л.319.
  20. Шагинян М. Портрет академика А.А.Байкова // Новый мир. 1943. N 7-8. С.114-118 (Академики на Урале).


Справка составлена на основании статьи Л.А. Моториной  (Научно-технические ведомости СПбГТУ, 1999,  № 2).