Борис Евдокимович Воробьев

Борис Евдокимович Воробьев
Родился Б.Е. Воробьев в Москве, 12 апреля 1887 года, в семье выходца из крестьян, который рано переехал в Москву и непрерывно в течение 48 лет прослужил в конторе "Русского страхового общества", сначала - конторщиком, затем - инспектором. За безупречную службу он получил звание потомственного почетного гражданина и возможность безбедного существования всей семьи. Окончив только сельскую школу, Воробьев-старший считал нужным дать хорошее образование своим шестерым детям: трое (в том числе Борис) получили высшее образование, трое - среднее.

Борис Евдокимович окончил в 1905 году с золотой медалью Московскую гимназию и в этом же году по конкурсу аттестатов был принят на электромеханическое отделение Петербургского Политехнического института. В 1911 году он полностью выполнил учебный план, получил тему дипломного проекта, но был вынужден на 1 год прервать занятия, для отбывания воинской повинности. В 1913 году он защитил дипломный проект на тему: "2-я Центральная электрическая станция для снабжения электрической энергией г. Москвы."

В 1913 году инженер-электрик Б.Е. Воробьев был избран лаборантом (сначала сверхштатным младшим) электротехнической лаборатории, где он семь лет руководил занятиями студентов всех отделений, ассистируя профессорам М.А. Шателену и В.Ф. Миткевичу. В 1915 году Б.Е. Воробьева избрали преподавателем электротехники по электромеханическому, кораблестроительному и инженерно-строительному отделениям. В 1916 году Воробьев вместе с преподавателем А.А. Горевым организовал при институте мастерские по изготовлению омметров для подрывных работ - шла Первая мировая война.

Формулярный список о службе (таковой был у всех государственных служащих) инженера-электрика Б.Е. Воробьева подводит итог: к 1917 году он был уже преподавателем, титулярным советником. С наступлением новых времен в 1918 и 1920 годах неоднократно избирался представителем Политехнического института в Москву на съезд по реформе высшей школы. Летом 1920 года он был утвержден Советом института в должности профессора кафедры электротехники по специальности электрические станции.

Так же успешно продвигался Б.Е. Воробьев и по административной лестнице. В августе 1919 года он становится проректором по хозяйственным делам, 19 октября 1921 года его избрали проректором по учебным делам, и он уже был утвержден Петропрофобром в этой должности, но спустя 5 дней институт получил отношение следующего содержания: "Согласно дополнительным материалам политического характера, профессор Воробьев освобождается от обязанностей проректора по учебным делам". Тогда, в 1921 году, такое "освобождение" для института было еще непривычным и вызвало волну возмущений в Совете, тем не менее никаких разъяснений из Петропрофобра не последовало.

Архивные документы позволяют нам сегодня сделать предположение о причине освобождения уже утвержденного проректора. 30 августа 1919 года он зашел к своей троюродной сестре за посылкой, которую из Москвы послала ему мать. В квартире сестры, служащей книгоиздательства "Задруга", сотрудники ЧК производили обыск. Воробьев вместе со служащими "Задруги" был отправлен на Гороховую, 2 (Петроградская ЧК), затем на Шпалерную в Дом предварительного заключения, и лишь 19 сентября был впервые допрошен, а 21 сентября освобожден. Административная деятельности Воробьева, несмотря на происшедшие неприятности, продолжалась; с ноября 1920 по январь 1921 года он избирался деканом электромеханического факультета ППИ, в марте 1922 года его избрали, а 20 апреля утвердили проректором по учебным делам и, наконец, 19 июля 1922 года его избрали ректором, но утвердили только 21 ноября 1922 года, поскольку это право принадлежало Наркомпросу.

"Годы руководства институтом у Б.Е. Воробьева совпали с годами наиболее тяжелыми для всей высшей школы и напряженными для Союза" [1], - так впоследствии оценивали этот период профессора института. 3 июля 1922 года получила утверждение Совнаркома окончательная редакция Положения о вузах РСФСР, которая отличалась от предыдущих тем, что образование стало платным. В институте были и другие перемены. В мае 1923 года был поднят вопрос о сокращении факультетов экономических наук в вузах Петрограда. Ректор был уполномочен Советом довести до сведения Главпрофобра, что экономический факультет - органическая составная часть ППИ, и его закрытие - непоправимый удар для института.

Но самой главной проблемой в тот период, после продовольственной, было отсутствие топлива, и 1 ноября 1923 года, в связи с приближением зимы, Совет просил ректора поставить об этом в известность Главпрофобр. С 1917 года помещения института не отапливались, и хотя здания были выстроены на совесть, за прошедшие годы они начали разрушаться. Собравшийся 10 марта 1924 года Совет в очередной раз объявил о катастрофическом положении в институте с финансами и предложил ректору на ректорском совещании доказать необходимость сокращения нормы приема в институт на одну треть, так как нет отапливаемых помещений.

12 июня 1924 года комиссия по восстановлению института выступила перед собранием рабфаковцев и студентов всех факультетов. Говорили о том, что не приходится рассчитывать на средства от НКП, а надо брать дело восстановления института в руки студенчества. Подсчитали, что весь ремонт обойдется в 120000 рублей, 30000 рублей надеялись получить от НКП и других центральных организаций, по 10000 рублей должно было поступить от профессуры и из тех денег, которые были заплачены за право учения. Недостающие 70000 рублей предполагали собрать у студентов, среди которых объявлялся долгосрочный заем. Предполагалось, что впоследствии он будет погашен государством. До 1 августа студенты должны были внести: стипендиаты - 2-х месячную стипендию (за июль и август); освобожденные от платы - по 20 рублей; те, кто не получал стипендии и платил за обучение - по 30 или 50 рублей (в зависимости от материального положения). Это были немалые для студентов суммы, но они шли на это самопожертвование для восстановления института. Тот, кто не мог заплатить, должен был отработать бесплатным трудом свой долг на стройке. В итоге, студентами было собрано около 60000 рублей.

Работы по восстановлению института начались 1 июля 1924 года, в них принимала участие большая часть студентов. Студенты зарабатывали деньги на ремонт своего института и в других городах, читая лекции и давая концерты. Работы по ремонту института были закончены почти в срок, учебный 1924/25 год начался только на 3 недели позже. Это был первый после революции нормальный учебный год, когда зимой учились, а летом отдыхали. С отоплением вопрос также был решен: Донуголь по договору поставил 3000 тонн угля.

27 ноября 1925 года Б.Е.Воробьев ушел с поста ректора: "Должность ректора ежегодно переизбиралась, я занимал ее в течении 3 с половиной лет, отказался вследствии перехода на научно-техническую работу" [1]. Оценивая работу Воробьева на посту ректора ЛПИ, зам. Наркомпроса и заведующий Главпрофобром И.И.Ходоровский писал ему: "Вступив на этот ответственный пост в очень тяжелое время при почти полном отсутствии средств, Вы сумели добиться восстановления разрушающихся зданий института и обеспечить нормальную работу вверенного Вам вуза. Все это было достигнуто исключительно благодаря Вашей энергии, настойчивости и горячей любви к делу" [1].

Уйдя с поста ректора, Б.Е. Воробьев продолжает работать профессором по кафедре электротехники. В 1936 году кандидатура Б.Е. Воробьева была представлена институтом для присуждения ученой степени доктора технических наук без защиты диссертации. Отзыв о его научной, педагогической и инженерной деятельности был подписан академиками А.А. Чернышевым и В.Ф. Миткевичем, членом-корреспондентом АН профессором М.А. Шателеном, докторами технических наук профессорами А.А. Радцигом и П.Л. Калантаровым. В отзыве говорилось, что, когда в 1920 году Воробьев избирался по Всесоюзному конкурсу профессором по электрическим станциям, официальной профессии в этой области во втузах России не существовало. Б.Е. Воробьев являлся одним из первых профессоров по электрическим станциям в стране и за 15 прошедших лет вырастил крупных специалистов - станционеров, занимающих кафедры в институтах Союза. Подчинение всех своих интересов делу развития инженерного образования в стране Воробьев доказал многолетним трудом в роли декана, проректора института, члена различных комиссий и завершил ее почти 4-х летней работой в должности ректора ЛПИ. "Нормальное функционирование института в 1922-1925 годах было обеспечено почти исключительно любовью к втузу со стороны Воробьева" [1]. К большим заслугам Б.Е.Воробьева авторы отзыва относили его десятилетнюю научно-техническую работу в объединении Ленэнерго, где с 1926 года он занимал пост заместителя начальника эксплуатации.
Советом был сделан вывод: Б.Е. Воробьев - крупный специалист Союза по электрическим станциям и может быть удостоен ученой степени доктора технических наук. Но на посланное в ВАК представление пришла выписка из приказа ВАК от 5 июня 1937 года: "Признать невозможным утвердить Воробьева Б.Е. в ученой степени доктора технических наук без защиты диссертации", но "Утвердить Воробьева Б.Е. в ученой степени кандидата технических наук" [3]. Еще дважды, в 1939 и 1940 годах институт обращался в ВАК с ходатайством о присуждении Б.Е.Воробьеву степени доктора технических наук, и оба раза просьба была отклонена.

Б.Е. Воробьев прекратил свою работу в ЛПИ с 1 июня 1942 года. Почему прекратил? Как прошли последние дни ректора, старого политехника, отдавшего институту 37 лет жизни?

12 марта 1942 года первый, основной эшелон с политехниками, выехал из блокадного Ленинграда и 5 апреля прибыл в Пятигорск. Эвакуированная часть политехников представляла собой институт с его профессорско-преподавательским составом, студентами, учебной, научной и хоз.частью. Директором был назначен Б.Е.Воробьев. На следующий день, 6 апреля, Б.Е. Воробьев объявил приказом N 1-П о своем вступлении в исполнение обязанностей директора. В Пятигорске решили задержаться, чтобы измученные блокадной зимой люди могли хоть немного отдохнуть и окрепнуть. Сохранился последний, подписанный им приказ по ЛПИ от 13 мая 1942 года: "Отправляясь сего числа в командировку в г. Тбилиси, по предписанию Уполномоченного СНК и ВКВШ тов. Вайсера В.Л., на время моего отсутствия возлагаю обязанности директора института на моего заместителя Дмитренко А.И." Больше в институт Воробьев не вернулся. 30 мая 1942 года последовал приказ заместителя председателя ВКВШ Синецкого об отстранения Б.Е.Воробьева от работы и назначении временно исполняющим обязанности директора ЛПИ т. Подпоркина.

В 1997 году из Управления федеральной службы безопасности России по Ставропольскому краю была получена архивная справка: "Воробьев Борис Евдокимович, 1887 г. рождения, уроженец г. Москвы, профессор Ленинградского политехнического института. Арестован 25 мая 1942 г. по ст. 58-10-11, 58-3 и 58-2 УК РСФСР в г. Пятигорске Ставропольского края, якобы по обвинению в принадлежности к антисоветской организации и пособничестве немецким захватчикам. В связи с военной обстановкой Воробьев вместе с другими заключенными был этапирован из края и в пути следования умер 18 августа 1942 г. 6 марта 1957 г. постановлением начальника УКГБ СССР по Ставропольскому краю в порядке ст.4, п.1 и п.55 УПК РСФСР дело в отношении Воробьева Бориса Евдокимовича производством прекращено" .

Литература:

  1. Воробьев Б.Е. Архив СПбГТУ, д.942. 1913-1942.
  2. Ленин В.И. Полное собрание сочинений. М.: Изд-во политической литературы, 1970. Изд.5, т.52. 244 с.
  3. ЦГА СПб., ф.3121, оп.2, д.5628; оп.3, д.18, 19, 66.


Справка составлена на основании статьи Л.А. Моториной  (Научно-технические ведомости СПбГТУ, 1999,  № 2).