Сергей Антонович Смирнов

Сергей Антонович Смирнов родился в октябре 1896 года в деревне Степанищево Смоленской губернии, Юхновского уезда, в крестьянской семье. В 1898 году семья переехала в Санкт-Петербург, отец служил на заводе Розенкранца, мать - на текстильной фабрике.

В 1913 году Сергей, в возрасте 16 лет,  начал работать на заводе Розенкранца, затем чернорабочим на винном заводе главного экономического общества, где его и застала первая мировая война. На заводе С.А. Смирнов познакомился с революционерами, начал распространять антивоенные листовки. В августе 1915 года рослый, видный юноша был призван в привилегированный лейб-гвардии Егерский полк. Этот призыв С.А. Смирнов считал незаконным - он был единственным сыном - кормильцем у матери, но шла война.

Его отправили в Ораниенбаумскую пулеметную стрелковую школу, где он стал одним из организаторов кружка по читке нелегальной литературы. Кружок был обнаружен начальством, С.А. Смирнова арестовали, 30 суток продержали в полковой тюрьме, а затем отправили на фронт, где он находился с апреля по сентябрь 1916 года. Раненый, контуженный и отравленный газами С.А. Смирнов попал в лазарет, затем в запасной батальон в Петрограде; здесь его застала февральская революция.

2 марта его выбрали в Петроградский Совет рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, а 1 апреля 1917 года он вступил в РСДРП (большевиков). В июле 1917 года он, председатель солдатского комитета, вывел свой вооруженный полк на манифестацию. В октябре 1917 года С.А. Смирнов с отрядом был перед Зимним дворцом и приказом Е.А. Механошина и Н.И. Подвойского назначен зам. комиссара полка. 

Кончилась Гражданская война, и С.А. Смирнов нашел свое место и в мирной жизни. Надо было учиться, и по путевке губкома РКП(б) в 1922 году он поступил в университет, но оттуда перешел в Институт народного хозяйства на промышленный факультет, который окончил через 4 года со званием инженера-экономиста промышленности. С 1927 по 1930 годы он занимал должность заведующего отделом Ленинградского треста текстильной промышленности, с 1928 года началась его преподавательская и научная работа во втузах.

С 1929 по 1937 годы Сергей Антонович работал в Институте народного хозяйства, был доцентом, заведующим кафедрой организации производства, имел труды, и в марте 1930 года его назначили директором этого института. Кроме того, С.А. Смирнов с 1931 по 1934 годы работал в ленинградском отделении Ком. академии в секции рационализации. В 1937 году он получил от Серго Орджоникидзе научную командировку для подготовки докторской диссертации, но в мае решением Политбюро ЦК ВКП(б) получил новое назначение - в Наркомат связи, где работал с июня 1937 по февраль 1938 года в должности начальника ГУУЗа НКСвязи. От этой должности С.А. Смирнов был освобожден по собственному желанию и, с согласия ЦК ВКП(б), распоряжением ГУУЗ НКТП от 29 мая 1938 года назначен исполняющим обязанности директора Ленинградского индустриального института.

Партийная характеристика нового директора вселяла надежду, что он именно тот человек со стороны, который сможет разглядеть беды института и поможет их преодолеть: "... Ориентируется в хозяйственной и политической обстановке... тов. Смирнов имеет богатейший практический опыт в деле постановки инженерно-экономического образования, являясь одним из организаторов и теоретических обоснователей нового типа специалиста, вызванного к жизни индустриализацией СССР" [3].

Уже через несколько дней после своего назначения, 13 июня 1938 года, директору Смирнову пришлось участвовать в обсуждении самого больного для ЛИИ вопроса - об очередной реорганизации института, который был поставлен на заседании Совета. С докладом выступил зам. директора П.Л. Калантаров; он вернулся со Всесоюзного совещания из Москвы и рассказал о тех мерах, которые наметил ГУУЗ, чтобы уменьшить число специальностей в ЛИИ. Тяжелое положение, считал Калантаров, сложилось в институте из-за несоответствия количества специальностей с контингентом возможного приема студентов и поступающими ассигнованиями. Дробление студентов между специальностями не позволяет создать мощные кафедры. Предложения ГУУЗа были следующие: выделить инженерно-физический факультет в отдельный институт; передать инженерно-экономический факультет в Инженерно-экономический институт имени Молотова, слить энергомашиностроительный факультет с механическим и т.д. П.Л. Калантаров резко возражал против очередного деления института: "Я указывал на то, что у нас был уже печальный опыт при делении площадки, и получилось крайне неудобное положение, потому что все институты оказались связанными с энергетическим хозяйством, с обслуживающим хозяйством и прочим, и никаких правильных взаимоотношений не получилось... Мне удалось убедить в том, что такое деление института нецелесообразно. Впоследствии все же эти разговоры циркулировали и циркулируют до сих пор" [8]. В своем заключительном слове директор С.А. Смирнов выразил согласие с членами Совета: ЛИИ - межотраслевой институт и перестройка его в интересах только одного ведомства нецелесообразна. Отдельные факультеты тесно связаны между собой и всякое их выделение из ЛИИ больно отразится на институте в целом. Укрупнение специальностей необходимо, так же необходимо увеличить число студентов с обязательным условием обеспечения их общежитиями и аудиториями.

Лето 1938 года С.А. Смирнов потратил на близкое знакомство со своим институтом. Он отдал должное высококвалифицированному персоналу. Учебная и материальная база, хотя и комплектовалась не планомерно, давала возможность готовить квалифицированных специалистов. Но были и досадные огрехи: в институтских чертежных всего 280 мест, в то время как до революции весь 3 этаж главного здания отводился под черчение. Из разговора со своими предшественниками - П.Л. Калантаровым и Б.Е. Воробьевым С.А. Смирнов обнаружил, что инвентаризации в институте не было чуть ли ни за все время его существования, тем более за время разъединения и объединения института (1930 и 1934 годы). Сдачи и приемки института не было, Калантаров его тоже ни от кого не принимал, в институте нет схем колодцев, схем освещения и т.д. Очень плохо обстоят дела с капитальным ремонтом. 

С началом 1938/39 учебного года С.А. Смирнов ознакомился с состоянием учебного процесса в институте. В это время из ВКВШ при СНК СССР пришел приказ от 23 сентября 1938 года: "По представлению Наркомтяжпрома СССР утвердить тов. Смирнова С.А. директором ЛИИ" [1]. 21 октября директор ЛИИ обратился с открытым письмом ко всем заведующим кафедрами ЛИИ. Он говорил о неудовлетворительном состоянии учебно-производственной дисциплины в институте, о пропусках занятий, опозданиях, академической задолженности. Для ликвидации всех этих недостатков дирекция предлагала назначить кураторов из сотрудников кафедр для оказания студентам творческой помощи, и организовать персональный учет и контроль академической успеваемости. В 1939 году на заседании Совета поднимался очень больной для ЛИИ вопрос - о генеральном плане его реконструкции. Институт страдал от долгостроя. На заседании 13 января 1939 года директор сказал: "Что толку из того, что в 1933 году размахнулись и много наставили фундаментов... 900 тыс. в кирпичиках в фундамент вложено, Машиностроительный корпус живым укором советской власти стоит развалиной, как Помпеи какие-то. Надо это оживить" [8].

Была образована комиссия под председательством М.А. Шателена, которая на очередном заседании Совета доложила свои выводы: необходимо ускорить строительство механического лабораторного корпуса с тем, чтобы в 1940 году возможно было часть его ввести в эксплуатацию, всю его постройку завершить в 1941 году. На 1941-1942 годы планировалась большая стройка: реконструкция II профессорского дома, механического павильона, студгородка, введение в строй новых аудиторий, лабораторий. Предусматривалось и озеленение территории, сосну предлагали заменить березой.

На Совете в мае 1939 года директор доложил об утверждении 39 специальностей и 89 кафедр, об утверждении устава ЛИИ, о том, что вместо должности "помощник директора" введена должность "заместитель директора". Относительно спокойное течение 1939/40 учебного года было нарушено войной с Финляндией - Ленинград находился в непосредственной близости от советско-финской границы. В марте 1940 года война закончилась, в марте же страна, а вместе с ней и ЛИИ, торжественно отметили 50-летие В.М. Молотова, бывшего (правда, недолго) студента - политехника. Для отличников была утверждена стипендия имени Молотова.

В конце учебного года институт опять ждали изменения (уже такие привычные за много лет): с 1 июля 1940 года С.А. Смирнов освобождался от должности директора ЛИИ в связи с переводом на научно-педагогическую работу.

2 июля 1940 года на заседании Ученого совета ЛИИ было откровенно сказано: "... бывший директор Смирнов не мог возглавить руководство таким крупнейшим институтом и повести коллектив института вперед" [2]. В своем последнем выступлении С.А. Смирнов соглашался с тем, что многое в институте он не смог сделать. Причину этого он видел в отсутствии кредитов и ... угля. Строительство в институте хронически переходит из года в год. За 2 года, кроме АТС, ничего не ввели в строй. Надо отказаться от "заплаточного" метода и сосредоточить все средства на главном: строительстве студгородка, ремонте Главного здания. Крупнейший недостаток института - ужасное состояние отопительной, осветительной и канализационной систем. Электросистема не менялась 40 лет.

В заключение бывший директор поблагодарил сотрудников института за помощь и сказал: "Уверяю вас, что будет то время, когда ректора будут выбирать, когда будет правление института" [2]. Расстались дружески.

В 1941 году Сергею Антоновичу снова пришлось надеть военную форму. Во время блокады Ленинграда С.А. Смирнов был одним из руководителей местной противовоздушной обороны. В 1950-х и 1960-х годах он преподавал в Ленинградском инженерно-экономическом институте, неоднократно избирался депутатом Ленсовета. До конца дней он писал воспоминания о службе в Красной Армии - самом важном этапе своей жизни.

Умер С.А. Смирнов в 1970 году. Его книга "Записки военного комиссара" вышла после его смерти.

Литература:

  1. Индустриальный. 1938. № 67, 70, 71.
  2. Протоколы заседаний Ученого совета ЛИИ. 1940. Архив Историко-технического музея СПбГТУ.
  3. Смирнов С.А. Архив СПбГТУ. 1940, оп.45. д.4427, л.4.
  4. Смирнов С.А. Выросли мы в пламени. Записки военного комиссара. Л., 1976. 152 с.
  5. Смирнов С.А. Орденоносец. За высокие академические показатели // Индустриальный. 1939. № 103, (519), 17 декабря.
  6. Смирнов С.А. Я видел товарища Сталина на фронте // Индустриальный. 1938. № 106, 24 декабря.
  7. Смирнов Сергей Антонович // Индустриальный. 1938. № 44, 9 июня.
  8. ЦГА СПб., протоколы заседаний Совета ЛИИ, 1938 г., ф.3121, оп.22, д.398. л.301, 349, 398, 431; д.728.


Справка составлена на основании статьи Л.А. Моториной (Научно-технические ведомости СПбГТУ, 1999,  № 2).