Георгий Яковлевич Шрейбер

Георгий Яковлевич Шрейбер
В феврале 1930 года в Москве Высшим Советом Народного Хозяйства была образована Комиссия для подготовки реформы втузов, 25 апреля 1930 года приказом ВСНХ сообщалось, что Ленинградский политехнический институт ликвидируется, а на его базе создаются отраслевые институты. Официально Политехнический институт перестал существовать 30 июня 1930 года, когда ВСНХ объявил прекращенными полномочия его дирекции. Казалось бы, на этом история прославленного Петербургского-Петроградского-Ленинградского Политехнического института завершилась...

Но прошло всего четыре года, и на основании постановления Совета Народных Комиссаров СССР от 11 января 1934 года и приказа Главного управления учебными заведениями Народного Комиссариата тяжелой промышленности отраслевые институты с 1 июня 1934 года объединялись в Индустриальный институт - такое название должен был теперь носить бывший Политехнический. Под крышей старого, но с новым названием, института собралось 11 факультетов - те, что никогда не покидали территории своей Alma Mater. Директором Индустриального института был назначен, хорошо известный еще по Политехническому институту, Георгий Яковлевич Шрейбер.

Г.Я. Шрейбер родился 9 ноября 1886 года в Елизаветграде Херсонской губернии, в семье крестьян-поселян. В 1914 году Шрейбер, окончив в Мариуполе реальное училище, поступил на металлургическое отделение Петроградского политехнического института, в котором с перерывами учился в течение 15 лет. В 1915 году он начал службу в студенческом кооперативе, в скромной должности конторщика-счетовода, затем - заведующего отделением ссуд, в 1916 году его избрали членом правления этого кооператива, а в марте 1917 года он был уже председателем правления студенческого кооператива "Касса взаимопомощи студентов ППИ".

В декабре 1917 года Г.Я. Шрейбер перешел на службу в Ярославскую губернию заместителем уполномоченного по закупкам. В октябре 1918 года он был избран секретарем Ростовского уездисполкома Ярославской губернии, в феврале 1919 года назначен членом коллегии Уездпродкома. В 1919 году Г.Я. Шрейбер стал членом РКП(б), и по партийной мобилизации в апреле 1919 года его отправили на фронт в инспектором дивизии, но уже в августе этого же года, по болезни, вернули. В 1920-1921 годах он снова находился в Ярославской губернии, где занимал посты и.о. горуездпродкомиссара Ростовского уезда, заместителя Ярославского губпродкомиссара, заведующего губернским посевкомом.

В мае 1921 года Г.Я. Шрейбер был отправлен в Петроградский политехнический институт для продолжения образования на металлургическом факультете. Это был период, когда Наркомпрос считал необходимым участие студентов в организации новой школы, и Шрейбер активно включился в общественную работу, растянув пребывание в студентах еще почти на 10 лет.

В декабре 1921 года его назначили представителем Петрограда в президиуме ППИ, в 1922-1923 годах он был членом правления ППИ, в 1923-24 гг. - председателем кооператива "Политехник". Одна общественная должность сменялась другой; в 1924-1925 годах он - секретарь металлургического факультета, заместитель заведующего учебной частью рабфака ЛПИ, в январе 1926 года его избирают членом правления ЛПИ, проректором по студенческим делам. Одновременно Г.Я. Шрейбер вел и партийную работу: сначала он занимал пост партуполномоченного на факультете, затем члена Бюро коллектива партии. Его продвижению по служебной лестнице не помешало даже партийное взыскание: в декабре 1928 года местным Бюро коллектива ему был объявлен выговор за недостаточно чуткое отношение к бывшей жене.

За несколько лет до окончания института Г.Я. Шрейбер начал заниматься педагогической деятельностью. В 1925 и 1928 годах его приглашали преподавателем химии на рабфак. Последние два года обучения в институте он много времени посвящал экспериментальной деятельности в металлургической лаборатории, где работал под руководством профессора, тогда члена-корреспондента АН СССР А.А. Байкова.

3 января 1930 года, после отмены дипломного проектирования в высшей школе, Г.Я. Шрейбер получил удостоверение об окончании металлургического факультета ЛПИ по специальности "Металлургия чугуна, железа и стали и их тепловая обработка", но уже с 1929 года в должности и.о. доцента он вел курсы производства металлов на электромеханическом факультете, технологии металлов - на экономическом факультете и общей металлургии - на химическом факультете.

6 марта 1930 года Г.Я. Шрейбера назначили заведующим металлургическим факультетом ЛПИ, а 9 июня 1930 года, при реорганизации ЛПИ, директором Металлургического института Всесоюзного объединения "Сталь". Сначала директор занимал скромный пост ассистента по кафедре теории металлургических процессов, но уже с января 1931 года он - доцент по кафедре общей металлургии, чему, возможно, помог доброжелательный отзыв профессора А.А. Байкова. В 1932 году Г.Я. Шрейбер ненадолго становится заведующим кафедрой металлургических печей. Одновременно Шрейбер продолжал вести партийную и советскую работу. В Металлургическом институте он был членом бюро и членом парткома, а с 1931 года - членом Ленсовета XIII и XIV созывов.

14 апреля 1934 года Г.Я. Шрейбера назначили временно исполняющим должность директора Ленинградского индустриального института и командировали в Москву в ЦК ВКП(б) по вопросам, связанным с реорганизацией бывшего Политехнического института имени М.И. Калинина. 1 июля 1934 года Георгий Яковлевич Шрейбер был утвержден директором Ленинградского индустриального института. Постановлением Совнаркома СССР решен вопрос, каким должен быть институт: 11 000 студентов, 1300 профессоров и 52 специальности. Было и нововведение. Первые два курса всех технических специальностей были выделены в общетехнический факультет с единым учебным планом. Предполагалось, что это позволит все внимание остальных факультетов сконцентрировать на постановке специальных предметов, производственной практике и дипломном проектировании.

На территории института было запланировано огромное строительство. Были заложены и уже строились лабораторные корпуса высоковольтной техники и новейших машиностроительных специальностей, учебные здания гидротехнических специальностей, новые общежития и др. Но для завершения строительства нужно было время и, главное, средства.

А пока положение директора было очень непростым, что ощущалось по его докладу на первой партийной конференции в ноябре 1934 года. Он видел причину отставания некоторых факультетов, в частности электросварочного и производственного машиностроения, в отсутствии лабораторно-материальной базы. Местами в чертежных были обеспечены лишь 25% дипломников. Нередко срывалась преддипломная практика. Опоздали с ремонтом общежитий (да и возможно ли было успеть за такой короткий срок?), пища в столовых была плохой. Но самое большое беспокойство дирекции вызывали новые учебные программы, которые спускались из Москвы. Институт имел свои, хорошо проработанные программы, по которым подготовка специалистов должна быть более результативна, но как было убедить в этом московских чиновников, и было ли это вообще возможно? Очевидно, для многих неожиданным был приказ Наркома тяжелой промышленности от 28 июня 1935 года, на основании которого Г.Я. Шрейбер освобождался от занимаемой должности директора Ленинградского индустриального института, ввиду перевода на работу директором Индустриального института в город Свердловск. Последняя запись в Трудовом списке (трудовой книжке) Г.Я. Шрейбера в Ленинградском индустриальном институте об освобождении от должности директора сделана 25 июля 1935 года, через год после назначения. На этом заканчивается "Личное дело" Г.Я. Шрейбера в Политехническом-Индустриальном институте, но в его папку вложено письмо пенсионера В.Н. Фролова из г. Свердловска от 25 марта 1965 года следующего содержания: "т. Шрейбер Г.Я. в 1937 г. (октябрь-ноябрь месяц) явился на прием в заводоуправление Алапаевского металлургического завода, где я тогда работал техническим директором завода, с просьбой  предоставить ему возможность работать на заводе по его специальности инженера-металлурга. Г.Я. Шрейбер был направлен в мартеновский цех на должность мастера газогенераторного хозяйства. Т. Шрейбер с беззаветной преданностью к общему делу в любое время дня и ночи отдавал себя на благо цеха и его коллектива, среди которого он занимал достойное место и как инженер-металлург. Однако совершенно неожиданно - то было время лютого культа личности Сталина - он был арестован и мы потеряли его из вида."

Наиболее точные сведения об этом периоде жизни Г.Я. Шрейбера дает архивная справка от 28 марта 1998 года, полученная из Государственного архива административных органов Свердловской области. В ней говорится, что Георгий Яковлевич Шрейбер, 1896 года рождения, немец, инженер-металлург, в мае 1937 года был исключен из членов ВКП(б). До ареста работал мастером мартеновского цеха Алапаевского завода. Был арестован органами УНКВД Алапаевского района Свердловской области 12 февраля 1938 года по обвинению в государственном преступлении (ст.58, п.6 УК РСФР). Произведенным по делу дополнительным расследованием виновность Шрейбера не подтвердилась. Шрейбер виновным себя также не признал. Постановлением Тагильского ГО УНКВД по Свердловской области от 15 августа 1938 года дело по обвинению Шрейбера было прекращено за отсутствием состава преступления, и он был освобожден из-под стражи.

Из материалов Ленинградского партийного архива известно, что после освобождения Г.Я. Шрейбер вернулся в Ленинград и поступил на станкостроительный завод им. Ильича. Последние сведения о нем - заполненная им 27 февраля 1940 года анкета на этом заводе.

Литература:

  1. Архив СПбГТУ, ф. Металлургического института, 1935, оп.44, д.4851.
  2. Глауберман О. От Политехнического к Индустриальному // Индустриальный. 1934. № 22, 7 ноября.
  3. Очистим город Ленина от остатков царской челяди, от охвостья помещиков и капиталистов // Индустриальный. 1935. № 25, 26 марта.
  4. СПб. ЦГА ИПД, ф.1728, оп.1, д.199806.
  5. Труды Уральского индустриального института им. Кирова / Под ред. Г.Я. Шрейбера. М., 1936. № 1.


Справка составлена на основании статьи Л.А. Моториной  (Научно-технические ведомости СПбГТУ, 1999,  № 2).