Константин Николаевич Шмаргунов

Константин Николаевич Шмаргунов
Константин Николаевич Шмаргунов родился в мае 1902 года в селе Малевка Богородицкого уезда Тульской губернии. Отец заведовал шахтой. С 1910 по 1913 год Константин учился в Малевской сельской школе, с 1913 года - в Богородицкой мужской гимназии. С мая 1919 года он начинает работать - сначала сельскохозяйственным рабочим,  а с 1920 года - на брикетной шахте в Тульской губернии весовщиком угля, откатчиком, начальником пожарной охраны рудника. В 1922 году рудниковым комитетом он был командирован на рабфак в Тулу, где, одновременно с занятиями, работал на городской электростанции электромонтером. В 1925 году Шмаргунов окончил рабфак, и был командирован в Томский технологический институт, который в 1930 году разделился на несколько втузов. Заканчивал Константин Николаевич уже Сибирский механико-машиностроительный институт, получив в сентябре 1930 года звание инженера-механика по электротехнической специальности и предложение занять должность ассистента в своем институте. В 1934 году отраслевые институты Томска (как  и в Ленинграде) были объединены в Индустриальный институт, где К.Н. Шмаргунов начал специализироваться по горной электротехнике.

Им впервые была разработана и осуществлена конструкция электрического отбойного молотка, применение которого имело очень важное значение в горном деле. За эту работу в 1937 году Московским горным институтом К.Н. Шмаргунову была присуждена степень кандидата технических наук без зашиты диссертации. В 1938 году ВАК присвоил ему звание доцента, а в 1940 году - профессора по кафедре горной электротехники.

На протяжении всей своей жизни К.Н. Шмаргунов, кроме учебной и научной, занимался общественной деятельностью. С 1924 по 1929 год он состоял в рядах ВЛКСМ, а в 1940 году вступил в ВКП(б). В Томске он был депутатом городского и областного Советов депутатов трудящихся, членом бюро Горкома ВКП(б). В Томском индустриальном институте он совмещал преподавательскую работу с административной, был помощником декана, деканом, начальником НИСа, а с октября 1939 года - директором института. В апреле 1944 года решением ЦК ВКП(б) он был переведен на работу по организации Западно-Сибирского филиала Академии наук СССР в Новосибирске, где занял должность первого заместителя председателя президиума филиала, и откуда 10 июня 1946 года был назначен директором Ленинградского политехнического института.

Его пятилетний труд на этом посту был по заслугам оценен: "Работа Шмаргунова в институте началась с восстановления зданий и постепенного сбора преподавательского состава и студентов, эвакуированных в период войны в различные города Советского Союза. Большой организаторский опыт, инициатива и умение поднять людей на решение трудных задач позволили ему обеспечить уже в 1947 году нормальную работу крупнейшего в нашей стране технического вуза" [8].

В начале войны несколько зданий института были переданы Военным Советом фронта воинским частям и госпиталю. Теперь во всех помещениях института должен был восстановиться учебный процесс. Уже в 1946 году были проведены огромные работы по ремонту главного здания, химического, I, II и механического корпусов, гидробашни, первой очереди гидротехнической лаборатории, южного крыла высоковольтного корпуса, 7-го корпуса студгородка и части жилых домов. В годы блокады особенно пострадали студенческие общежития, которые неоднократно горели. Решено было до 1950 года нового строительства не начинать, а полностью восстановить общежития и высоковольтный корпус.

Летом 1946 года студенты вышли возрождать свой институт. Был разработан план участия факультетов в восстановительных работах, причем, как было записано, "за счет самостоятельно изыскиваемых материалов" [7]. Было трудно, но работа кипела, и осенью 1946 года начался учебный год у 2700 студентов Политехнического института. В июле 1947 года К.Н. Шмаргунов докладывал партсобранию об итогах окончившегося учебного года, в течение которого повысилась успеваемость (достигла почти 90%), были полностью ликвидированы неявки на экзамены по неуважительной причине. Особо отметил директор успехи в учебе вчерашних фронтовиков. В феврале 1948 года было закончено восстановление и ремонт студенческого клуба, а осенью политехники решили к 30-летию Комсомола построить на месте мусорной свалки стадион. Первыми 4 октября 1948 года на изрытый котлованами и ямами пустырь вышли студенты физико-механического факультета

В мае 1948 года студенты электромеханического факультета решили своими силами смонтировать электростанцию в Раутовском районе и электрифицировать 10 колхозов, пострадавших от войны. Этот почин был подхвачен студентами других факультетов - строителями, физиками, металлургами, и с тех пор каждое лето политехники месяц своих каникул проводили на колхозных стройках Ленинградской области. Позднее по примеру Ленинградского политехнического института стали создаваться студенческие строительные отряды и в других вузах Советского Союза.

В этот период Константин Николаевич Шмаргунов не только возглавлял институт; он, как профессор кафедры "Общая электротехника", проводил преподавательскую работу, а также занимался научными исследованиями по созданию электрических ударных машин для горной промышленности. В ноябре 1949 года в Томском политехническом институте он защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора технических наук. В 1950 году было принято постановление партии и правительства о создании на Волге, Днепре, Дону и Аму-Дарье, в Крыму и на Украине новых мощных гидроэлектростанций и каналов, равных которым не было еще нигде в мире. Эти стройки были названы "великими стройками коммунизма", и направлены они были на подчинение стихии воле человека; предстояло освоить засушливые пустынные пространства, превратить их в плодороднейшие земли, проводить борьбу с наводнениями и подтоплениями, изменять по желанию человека русла рек. Участие Политехнического института в великих стройках выражалось, прежде всего, в подготовке высококвалифицированных инженеров самых разных специальностей, а также в большой научно-исследовательской работе, которую проводил весь коллектив института по заказам гидростроителей. В очень непростой обстановке Политехнический институт готовился 19 февраля 1949 года отметить 50 лет со дня своего основания. Были проведены научно-технические конференции - профессорско-преподавательская и студенческая. На первой с докладами о новейших достижениях и о работах ученых - политехников выступили профессора, вся жизнь которых была связана с Политехническим институтом - А.А. Горев, М.А. Шателен, А.А. Морозов, А.Ф. Иоффе, М.М. Карнаухов, М.Д. Чертоусов и др. Праздник Политехнического института совпал с величайшей трагедией для нашего города, которую позднее назовут "Ленинградским делом".
21 февраля 1949 года из Москвы специальным поездом прибыл член Политбюро, секретарь ЦК ВКП(б), заместитель председателя Совета Министров Г.М.Маленков с сопровождающими его лицами, а на следующий день в Смольном был собран внеочередной объединенный пленум Ленинградских Обкома и Горкома ВКП(б). За антипартийные действия, направленные на отрыв Ленинградской партийной организации от ЦК ВКП(б), был снят с работы первый секретарь Ленинградских Обкома и Горкома ВКП(б) П.С.Попков и второй секретарь Горкома партии, выпускник Политехнического института Я.Ф.Капустин, также были сняты с работы и исключены из партии еще несколько крупных партийных работников.
В конце марта - начале апреля началась массовая "чистка" партийного аппарата уже всех уровней. Из состава Горкома партии вывели 31 человека. Что характерно для этого периода - открыто про "антипартийную" группу нигде не говорили. Если в 1937 году даже по заголовкам статей в газете "Индустриальный" можно было понять, что происходит в стране, то в 1949-1950 годах о "Ленинградском деле" знали только в аппарате Горкома и Обкома, а для рядовых ленинградцев это был процесс "обновления кадров", масштабов которого никто представить не мог. И сейчас очень трудно сказать, какое количество репрессированных попало в жерло "Ленинградского дела" - их были тысячи - партийных, комсомольских, профсоюзных работников, ученых, военных, творческой интеллигенции и членов их семей. Увольнения с работы, исключения из партии, аресты, а иногда и следовавшая за этим смерть - такова судьба многих ленинградцев и тех, кто жил и работал в Ленинграде в блокаду.
К блокаде у Маленкова и его окружения было особое отношение, неожиданное и непонятное в то время для многих. "Антипартийная группа" обвинялась в том, что она приписывала себе "несуществующие заслуги" в обороне Ленинграда, принижая роль партии, правительства и лично товарища Сталина. С этого момента на любое упоминание о героизме и (особенно!) страданиях ленинградцев был наложен запрет. Музей обороны Ленинграда, который начал создаваться еще в годы войны, в августе 1949 года был закрыт. Репрессии коснулись и ленинградских вузов: было уволено 18 ректоров.
Директор Политехнического института К.Н.Шмаргунов был в Ленинграде фигурой заметной - депутат городского Совета, член президиума Областного Совета профессиональных союзов, член Выборгского райкома ВКП(б), член пленума Городского комитета ВКП(б). Все эти должности давали возможность обвинить его в контакте с участниками "антипартийной группы", но как-то обошлось, а 7 мая 1951 года последовал приказ из Министерства высшего образования СССР: "Освободить доктора технических наук, профессора Шмаргунова К.Н. от обязанностей директора Ленинградского политехнического института им. М.И. Калинина в связи с переводом его на работу в Академию наук СССР" [8].
За время пребывания К.Н.Шмаргунова директором Ленинградского политехнического института число студентов увеличилось в 2 раза: на 8 факультетах теперь обучалось 5612 человек.
Тяжелая болезнь рано прервала жизнь Константина Николаевича Шмаргунова, он умер 17 апреля 1953 года на посту председателя Президиума Западно-Сибирского филиала Академии наук СССР, не дожив до 51 года.

Литература:

  1. Акт приемки и сдачи дел ЛПИ, 1951, 12 июня. Архив Историко-технического музея СПбГТУ.
  2. Владимиров А. С трибуны партийного собрания. Быть патриотом советской техники // Политехник. 1947. N 33, 13 сентября. 
  3. Закон движения вперед // Политехник. 1951. N 12.
  4. За серьезную, глубокую работу // Политехник. 1947. N 16, 19 апреля.
  5. Кожевников А.Б. Игры сталинской демократии и идеологической дискуссии в советской науке. 1947-1952 // Вопросы истории, естествознания и техники. М.: Наука, 1997. С.26-58.
  6. Ленинградское дело. Л.: Лениздат, 1990, 120 с.
  7. План участия факультетов в восстановительных работах 1946 года // Политехник. 1946. N 21, 23 мая.
  8. Шмаргунов К.Н. Архив СПбГТУ. 1951, оп.51, д.642, с.48-52.

Справка составлена на основании статьи Л.А. Моториной  (Научно-технические ведомости СПбГТУ, 1999,  № 2).