Дмитрий Павлович Рузский

Дмитрий Павлович Рузский
Дмитрий Павлович Рузский родился 6(18) января 1869 года в городе Ветлуге Костромской губернии  в семье мелкого чиновника Павла Виттовича Рузского, который впоследствии дослужился до чина действительного статского советника, дающего право на потомственное дворянство. В 1887 году Дмитрий Павлович окончил Нижегородскую гимназию и поступил на физико-математический факультет университета в Киеве, где в это время жила его семья, но через год перешел на физико-математический факультет Московского университета, который окончил в 1891 году по разряду математических наук с дипломом I степени, а в 1895 году - инженерно-механическое отделение Московского технического училища.

В этом же году Д.П. Рузский поступил на службу в Общество Северной железной дороги, в 1896 году перешел на Невский завод в Санкт-Петербурге, конструктором в пароходный отдел. В 1897 году он был уже в правлении Общества Китайско-Восточной железной дороги: проектировал буксирные пароходы для реки Сунгари, а затем его отправили в Англию для наблюдения за постройкой этих пароходов. Здесь же в 1898 году он получил предложение от директора открывавшегося в Киеве Политехнического института, В.Л. Кирпичева, - принять командировку для подготовки к профессорскому званию. Рекомендацию молодому инженеру дал его учитель, профессор Московского Университета и Технического училища, выдающийся механик и основоположник гидроаэродинамики Н.Е. Жуковский. Дмитрий Павлович принял предложение и, переехав из Англии в Берлин, посещал лекции в Шарлоттенбургском политехникуме, специализируясь по прикладной кинематике и гидравлике. В 1899 году он приехал в Киев, и с 1 сентября начал читать лекции по прикладной механике в качестве и.о. экстраординарного профессора. 5 апреля 1901 года Д.П. Рузский успешно защитил диссертацию на звание адъюнкта на тему "Теория гребных винтов". Оппонентами на этой, первой в институте, защите были Н.Е. Жуковский и А.П. Котельников. В 1902 году Д.П. Рузский был утвержден в звании экстраординарного, а в 1903 году - ординарного профессора. Очень большое место в жизни Д.П. Рузского всегда занимала административная и общественная деятельность. Уже в сентябре 1899 года он был избран на четыре года секретарем механического отделения КПИ, с 1904 до 1906 года занимал пост декана инженерного отделения и, наконец, дважды, в 1907 и 1909 году его избирали директором Киевского политехнического института - и оба раза не последовало утверждение свыше. Причиной был "противоправительственный характер политических взглядов" [4] Д.П. Рузского.

10 марта 1911 года Д.П.Рузский, вместе с семью профессорами КПИ, подал в отставку и поступил на службу в Киевскую Городскую Думу в качестве главного инженера по постройке канализации и исполнял эту обязанность в течение двух лет.В 1913 году Д.П. Рузский, после приглашения на должность главного инженера по постройке канализации в Санкт-Петербурге, переехал в столицу. В этом же году на Совете института инженеров путей сообщения его избрали на кафедру санитарной техники, но он опять не был утвержден. Можно предположить, что причиной еще раз послужила его общественная деятельность в КПИ. И только после февральской революции, в марте 1917 года он был утвержден экстраординарным профессором этого института по кафедре гидравлики. В январе 1916 года Д.П. Рузский был избран товарищем (заместителем) председателя Императорского Русского технического общества.

С 1914 года началась служба Дмитрия Павловича в Санкт-Петербургском Политехническом институте. 1 января он был избран (на полгода) преподавателем по курсу канализации. В течение нескольких лет Д.П. Рузский оставался преподавателем по найму, и только 25 апреля 1917 года на заседании инженерно-строительного отделения Д.П. Рузский был единогласно избран ординарным профессором на кафедру Строительного искусства по отделу водоснабжения и канализации, но утвержден в этой должности лишь с 1 мая 1918 года. В декабре этого же года он был избран деканом инженерно-строительного факультета, 3 сентября 1919 года ему было поручено заведование гидравлической лабораторией, а 5 ноября 1919 года при выборах нового ректора профессор Д.П. Рузский был избран на эту должность. 4 июня 1920 года был опубликован декрет Совнаркома о высших учебных заведениях, и факультеты приступили к разработке новых планов и программ, так как требовалось уложить весь курс в 3 года. Все факультеты более или менее справились, кроме кораблестроительного, для которого минимальным сроком обучения было оставлено 4 года.

10 августа 1920 года Совнарком опубликовал новый декрет о порядке приема студентов. Всем бывшим студентам, имевшим зачеты, предоставлялось право вернуться в вузы, для этого их надлежало откомандировать из тех учреждений и воинских частей, в которых они находились. На I курс реформированных вузов должны были приниматься лица обоего пола, обладающие достаточным развитием и познаниями. Условия приема определялись ГПФ. В первую очередь должны были приниматься рабочие и лица с практическим стажем. Кроме студентов, к занятиям допускались все желающие, насколько позволяла вместимость аудиторий и лабораторий. Жизнь института проходила на фоне все ухудшавшегося положения с продовольствием. Петроградские ученые решили обратиться к своим коллегам и журналистам из западных стран, правительства которых не хотели помогать большевистскому режиму, с призывом спасти русскую науку и культуру от голода. 27 января 1921 года 140 крупных ученых: 36 академиков, 40 ректоров (можно не сомневаться, что Д.П. Рузский был среди них), директоров и председателей вузов, 40 видных профессоров, 20 инженеров и хозяйственников приняли решение созвать совещание по продовольствию, и уже 19 февраля В.И. Ленину было отправлено письмо, в котором указывалась точная сумма необходимого займа (120 млн. рублей золотом) для закупки продовольствия в США и Аргентине и доставки его в Россию. Советским правительством это предложение поддержано не было.

Но даже в эти годы институт продолжал жить. На заседании Совета в марте 1921 года кораблестроительный факультет докладывал об учреждении музея авиационных и лодочных двигателей. На технических факультетах с 1919 по 1921 год было создано 24 новых кафедры, утверждены избранные профессорами А.А. Фридман, Н.Н. Павловский, А.А. Морозов, М.М. Карнаухов, Г.К. Ризенкампф; преподавателями - П.Л. Капица, Н.Н. Семенов, Д.В. Скобельцын, М.Д. Чертоусов и многие многие другие, которыми и поныне гордится Санкт-Петербургский государственный технический университет (Политехнический институт). 2 марта 1921 года состоялось заседание Совета в увеличенном составе. Ректор объявил о кончине первого директора Санкт-Петербургского Политехнического института А.Г. Гагарина и почетного члена института Д.К. Чернова. На этом же заседании Совета был выбран новый президиум. Д.П. Рузский снова стал ректором, профессор Е.Л.Николаи - проректором по учебным делам, профессор Л.В. Залуцкий - проректором по хозяйственным делам, профессор Н.С. Тимашев - секретарем Совета. Выбрали еще трех студентов - так полагалось по новым правилам. В этом же месяце Дмитрий Павлович сложил с себя полномочия декана инженерно-строительного факультета, которым оставался за ним все это время с декабря 1918 года. Несмотря на тяжелейшие условия, ППИ сумел в 1921 году дать стране 213 специалистов. Это был самый большой выпуск после 1917 года. В 1920 году институт окончило 79 человек, а в 1919 году - всего 43. Даже в 1917 году выпускников было 286. Увеличение числа окончивших в 1921 году было за счет "срочников"(срочно выпускаемых).

11 июля 1921 года институтом была получена телефонограмма от председателя Петропрофобра А.А. Сотникова: "Довожу до Вашего сведения, что президиум I ППИ утвержден, за исключением профессора Рузского и профессора Тимашева. Временно до перевыборов исполнение обязанностей ректора возлагается на профессора Николаи" [10]. 27 июля Совет собрался в расширенном составе. По устному поручению председателя Петропрофобра, проректор по хозяйственным делам сообщил, что Рузскому ставится в вину разлаженность хозяйственного аппарата института и недостаток дисциплины среди вспомогательных служащих и рабочих (не по этой ли причине сложили с себя в 1919 году обязанности ректора М.А. Шателен и Ф.Ю. Левинсон-Лессинг ?) Причины неутверждения Тимашева - политические. Студент С.Я. Гессен от имени представителей студентов и служащих НИК (Научно-исследовательские курсы для инженеров) зачитал проект резолюции Совета: "Выразить профессорам Д.П. Рузскому и Н.С. Тимашеву глубокую благодарность за их тяжелую и напряженную работу, проходившую в условиях необычайно тяжелого времени и содействовавшую постепенному возрождению института и оживлению его научной и учебной деятельности, и сожаление по поводу факта их неутверждения" [3]. Петропрофобр своего решения не изменил. Истинная причина неутверждения Д.П. Рузского осталась неизвестной. Возможно, кто-то обратил внимание на его родство с генералом Н.В. Рузским, расстрелянным большевиками в 1918 году на юге России вмести с другими заложниками. Мало вероятно, что стала известна его принадлежность к масонской организации, в которой он состоял в годы войны и играл в ней важную роль - был членом местного Петербургского Совета и его секретарем. По воспоминаниям одного из участников масонской ложи, на одно из организованных ими собраний Д.П. Рузский привел М. Горького [5].

После своего отстранения от поста ректора Д.П. Рузский оставался профессором и заведующим гидравлической лабораторией. Летом 1921 года Дмитрий Павлович выехал с больной женой за границу, затем попросил продления отпуска. 1 сентября 1925 года он был отчислен из Ленинградского политехнического института, "ввиду невозвращения из отпуска" [10]. В те годы подобная запись в архивном деле была не редкость.

С 1925 года Дмитрий Павлович Рузский - профессор технического факультета Загребского Университета в Югославии, читал лекции по гидравлике, гидравлическим машинам, насосам, проводил научную работу и печатался до последнего года своей жизни. Умер он в Югославии, в 1937 году, в возрасте 68 лет.

Максим Горький писал: "Я имел высокую честь вращаться около них в трудные 1919-1920 годы. Я наблюдал, с каким скромным героизмом, с каким стоическим мужеством творцы русской науки переживали голод и холод, видел, как они работали и как умирали... Я думаю, что русскими учеными, их жизнью и работой в годы войны и блокады дан миру великолепный урок стоицизма" [1]. Эти слова с полным правом можно отнести и к Дмитрию Павловичу Рузскому.

Литература:

  1. Былое. Голодные годы: 1920-1921 // Вестник Российской Академии Наук, 1996. Т.66, N 6. С.536-537.
  2. Гагарина М.Д. Очерк жизни и деятельности Андрея Григорьевича Гагарина (машинопись). Архив историко-технического музея СПбГТУ. 55 с.
  3. Меншуткин Б.Н. История Санкт-Петербургского политехнического института. 1917-1930 гг. (машинопись). Архив Историко-технического музея СПбГТУ.
  4. Михайлов Г.К. Профессор Д.П.Рузский. Биографический очерк // Научно-технические ведомости СПбГТУ, 1997. N 
  5. Никольский Б.И. Русские масоны и революция. "Терра", 1990. 199 с.
  6. Протоколы Соединенного общего собрания факультетов, 1919, N 11, 11 сентября. Архив Историко-технического музея СПбГТУ.
  7. Рузский Д.П. Кинематика машин. Л.: Гос. изд-во, 1924.
  8. Санкт-Петербургский Политехнический Институт Императора Петра Великого. Юбилейный сборник N 2. Париж - Нью-Йорк: Изд. Объединения С.-Петербургских политехников, 1958.
  9. Смелов В.А. К истории гидротехнического факультета. Ч.1 /1907-1917 гг./. СПб.: СПбГТУ, 1995.
  10. ЦГА СПб., ф.3121, оп.2, д.5475, л.36; д.5665, 5668; оп.3, д.48, 49, 51, 65, 66, 237, 252, л.33; д.518, л.30; оп.12, д.587, л. 16-17, 31, 38, 40.
  11. Чеканов А.А. Виктор Львович Кирпичев. 1845-1913. М.: Наука, 1982. 176 с.


Справка составлена на основании статьи Л.А. Моториной  (Научно-технические ведомости СПбГТУ, 1999,  № 2)