Пётр Алексеевич Кобозев

Пётр Алексеевич Кобозев
30 марта 1928 года Главный комитет профессионально-технического образования (Главпрофобр) продлил полномочия правления Ленинградского политехнического института на один год, но прошло всего семь месяцев, и 2 ноября новый ректор (председатель правления) Петр Алексеевич Кобозев, назначенный Наркомпросом, сменил А.А.Байкова. Согласно Положению о высшей школе от 1925 года, ректор назначался из числа кандидатов, выдвигаемых преподавателями; если кандидаты вуза казались Наркомпросу непригодными, он назначал ректора по своему выбору. Очень скоро к такому положению в институте привыкли.

П.А. Кобозев - профессиональный революционер, член ВКП(б) с 1898 года, человек с такой бурной биографией, которая удивительна даже для периода революций и гражданской войны. Только перечисление его передвижений по стране, должностей и постов, которые он занимал, особенно после 1917 года, заняло бы много страниц.

Родился П.А. Кобозев 26 августа 1878 года в селе Песочни Рязанской губернии, в крестьянской семье. Образование получил сначала в духовном училище, а затем в Московской духовной семинарии. В этот период он посещал социал-демократический кружок. После участия в семинарском бунте 1895 года он ушел из семинарии и зарабатывал на жизнь уроками, чертежами, а летом на железной дороге получил специальности слесаря, помощника машиниста, машиниста. В 1898 году он окончил реальное училище при реформатской церкви в Москве и поступил в Московское Высшее техническое училище. За революционную работу в 1899 году его арестовали и выслали в Ригу, где он с 1900 года по 1904 год учился в Политехническом институте. В Рижском Политехническом институте П.А. Кобозев принимал участие в оборудовании электротехнической лаборатории, руководил студенческими практическими занятиями, ассистировал профессорам. Один из его биографов писал: "Кобозев получил в Риге две специальности: инженера-технолога и другую, - революционера-большевика, этой второй специальности он посвятил всю свою жизнь" [2].

После окончания Политехнического института в Риге, он работал там же на Русско-Балтийском вагонном заводе, где его и застала революция 1905 года. Уволенный из-за политической неблагонадежности, он уехал на Кавказ, где работал на нефтепромыслах, организовывал забастовки и демонстрации, после чего переехал в Москву. В Москве П.А. Кобозев осуществлял надзор за установкой парового отопления в Политехническом музее, проводил работу среди железнодорожников, и вновь последовали арест и высылка... снова в Ригу. Здесь он занялся педагогической деятельностью в частных учебных заведениях, но в 1915 году его, как неблагонадежного, опять выслали, теперь в Оренбург, где он работал на постройке Оренбург-Орской железной дороги. В 1916 году его выслали на Север, на строительство Мурманской железной дороги, но за агитацию военнопленных возвратили в Оренбург, где его и застала февральская революция 1917 года.

В мае 1917 года, по вызову ЦК РСДРП(б), П.А.  Кобозев выехал в Петроград, был включен в список кандидатов от большевиков и избран в городскую Думу, в состав членов городской управы. С согласия ЦК он принял от Временного правительства пост главного инспектора учебных заведений Министерства путей сообщения. П.А. Кобозев принимал самое активное участие в подготовке Октябрьского переворота и был делегатом II Всероссийского съезда Советов, от большевистской фракции, он был даже введен в президиум съезда. Кобозев стал героем одного из эпизодов книги Джона Рида "10 дней, которые потрясли мир". 30 октября (12 ноября) 1917 года на заседании Петроградской городской Думы произошло столкновение городского головы кадета Шрейдера с большевиком П.А. Кобозевым. Голова протестовал против превращения Думы в политическое собрание. Надо полагать, что победа осталась за Кобозевым.

В 1918 году П.А. Кобозев получил от Ленина еще одно, казалось бы, невыполнимое в условиях гражданской войны задание: проехать через Ташкент в Баку (иные пути были перерезаны фронтами), обсудить с Бакинскими большевиками вопрос о национализации нефтяных промыслов и обеспечить затем через Туркестан доставку нефти в центр России. Кроме того, П.А Кобозев должен был доставить Советам Оренбурга, Ташкента и Баку около 200 млн. рублей. При этом широко оповещалось, что П.А Кобозев, как нарком путей сообщения, совершает инспекционную поездку. На руках же у него был только мандат за подписью председателя совнаркома Ленина. В мандате было сказано, что П.А Кобозев - чрезвычайный комиссар правительства в Средней Азии и Баку и ему даны широкие полномочия, вплоть до руководства боевыми действиями. Вопрос о национализации нефти в Баку был решен положительно. Нефть пошла в Туркестан, а Кобозев вернулся в Ташкент. Надо отметить, что П.А. Кобозев уделял большое внимание культурному развитию края, заботился об организации начальных школ, школ ликвидации неграмотности (особенно на узбекском языке), об издании газет, о сохранении Драматического театра. По его инициативе бывший дворец был превращен в Музей искусств. П.А Кобозев способствовал организации в Ташкенте Туркестанского народного Университета (февраль - май 1918 года) - предшественника нынешнего Ташкентского Государственного Университета. В 1919 году в Народном Университете он некоторое время читал курс энергетики на техническом факультете.

В фондах Института Марксизма-Ленинизма при ЦК КПСС были сохранены воспоминания П.А Кобозева. К концу гражданской войны Петр Алексеевич был тяжело больным человеком. 1 сентября 1922 года ЦК партии принял постановление о назначении П.А Кобозева Председателем Совета Министров Дальневосточной Республики. Ленин сказал: "А у нас, Петр Алексеевич, большая к Вам просьба... несмотря на Вашу болезнь, мы решили просить Вас еще раз помочь партии... изгнать интервентов с Дальнего Востока и установить там Советскую власть" [8].

22 октября 1922 года войска народно-революционной армии вступили во Владивосток. 15 ноября 1922 года ВЦИК объявил ДВР составной частью РСФСР. От имени Советского правительства П.А Кобозев подписал мирный договор Дальневосточной республики с Японией.

Осенью 1923 года Кобозев вернулся в Москву тяжело больным и просил перевести его на научную работу. Просьбу удовлетворили. Он стал профессором и ректором Московского Межевого института, откуда в ноябре 1928 года был переведен в Ленинградский политехнический институт.

ЛПИ встретил нового ректора учебной реформой. Наркомпрос, изыскивающий способы укрепления связи втузов с производством, остановился на предложении Главпрофобра и Главвтуза сделать это с помощью непрерывной производственной практики (НПП). Идея НПП возникла в Москве раньше, до 1926 года, но ректор А.А. Байков не спешил вводить ее в жизнь. П.А. Кобозев же воспринял новую реформу Наркомпроса как немедленное руководство к действию. Правление ЛПИ образовало центральную комиссию по НПП под председательством нового ректора. Было решено ввести НПП на первых курсах 3-х факультетов (механического, электромеханического и индустриализации сельского хозяйства) уже с января 1929 года. Для других факультетов и курсов введение НПП откладывалось: комиссии нужно было заняться разработкой вопроса. Скоро выяснились многочисленные сложности. В результате подробного обсуждения в Учебных советах факультетов, был сделан вывод: непрерывная производственная практика на первых двух курсах не может быть введена, так как будущий инженер должен иметь солидную техническую подготовку. В этот же период заметно ухудшилось общее положение в стране: в январе 1929 года в Ленинграде были введены хлебные и продуктовые карточки, а в феврале постановлением коллегии Наркомпроса РКИ было предписано сократить расход бумаги на 30% по сравнению с прошлогодним. Новый прием в институт в 1929 году носил откровенно классовый характер: "Аудитории пролетарского вуза широко открыты для рабочей и крестьянской молодежи", - гласил заголовок в газете "Товарищ". "Рабоче-крестьянская часть нового приема, согласно постановлению Главпрофобра, стипендиями будет обеспечена" [10]. В связи с новым приемом (1350 студентов), снова встал вопрос о сложности с размещением: более 750 человек не могли быть обеспечены общежитиями.

Было бы неправильным утверждать, что в институте в этот период совсем не было радостных событий. Одним из них стало разрешение правительства открыть с начала 1929/30 учебного года авиационный факультет. В 1929 году в Академию наук СССР было избрано несколько профессоров Политехнического института, в том числе в действительные члены - В.Ф. Миткевич, В.А. Кистяковский, И.М. Виноградов, в члены-корреспонденты - Н.Н. Семенов, Я.И. Френкель и А.А. Чернышев. Среди избранных были не только преподаватели, но и выпускники Ленинградского политехнического института, и это было лучшей оценкой деятельности ученых-политехников.

Уход П.А. Кобозева с поста ректора через 10 месяцев был столь же внезапен, как и его появление. Последнее упоминание о нем находим в статье газеты "Товарищ" под заголовком "Чистка партийных рядов института начинается сегодня": "Оживленно заполняется зал, сегодня "чистим" товарищей, являющихся членами областных и районных организаций. В течении 30 минут зал заполнен до отказа. На трибуне член райкома ВКП(б), бывший ректор института, отозванный в распоряжение ЦК ВКП(б) для работы по специальности..." [12].

В архиве на папке с личным делом П.А. Кобозева надпись: "1-IX-1929 г. Уволен за назначением Шумского". После недолгого пребывания в ЛПИ Кобозев вернулся в Межевой институт. Здесь он организовал кафедру аэросъемки, в связи с чем институт в 1936 году стал называться Московским институтом инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии; П.А. Кобозев заведовал в нем кафедрой фотограмметрии.

В литературе имеются сведения, что П.А. Кобозев был членом научно-технического комитета НКПС, руководителем НИИ локомотивостроения, принимал участие в разработке проблемы освоения нефелино-апатитовых руд, давал заключение по проекту строительства Днепрогэс, участвовал в разработке проекта строительства канала Волга-Москва.

Скончался Петр Алексеевич Кобозев в Москве 4 января 1941 года, на 63-м году жизни. В Оренбурге ему поставлен памятник. В Оренбурге, Баку, Самаре, Ульяновске, Донецке, Екатеринбурге и Владивостоке его именем названы улицы.

Литература:

  1. Аудитории пролетарского вуза широко открыты для рабочей и крестьянской молодежи // Товарищ. 1929. N 95, 7 августа. 
  2. Билик В.П., Минеев В.И. Петр Алексеевич Кобозев // Революционеры, вожаки масс. Ташкент: Изд. "Узбекистан", 1967.
  3. За классовую чистоту и четкость // Товарищ. 1929. N 11, 14 марта.
  4. Кобозев П.А. // БСЭ. 3-е изд. Т.12. М.: Сов. энцикл., 1973. 353 с.
  5. Кобозев П.А. Фотограмметрия. Конспективный курс проективной геометрии. Ч.1. М., 1940.
  6. Меншуткин Б.Н. История Санкт-Петербургского политехнического института. 1917-1930 гг. (машинопись). Архив Историко-технического музея СПбГТУ.
  7. Об управлении ЛПИ // Товарищ. 1929. N 10, 28 февраля.
  8. Реввоенсовет нас в бой зовет (П.А.Кобозев). М.: Воен. изд-во Министерства обороны СССР, 1967.
  9. Рид Дж. 10 дней, которые потрясли мир. М.: Гос. изд.политической литературы, 1957. 352 с.
  10. Товарищ. 1929. N 95, 7 августа.
  11. Хасанов К.Х. П.А.Кобозев (1878-1941). Ташкент: Узбекистан, 1979. 111 с.
  12. ЦГА СПб., ф. 3121, оп.19, д.32, 33; оп.20, д.194; оп.25, д.7, 8.
  13. Чистка партийных рядов института начинается сегодня // Товарищ. 1929. N 96, 15 сентября.
  14. Чистов Б.Н., Жохов М.А. Посланец партии : Очерк военно-политической деятельности П.А.Кобозева на Восточном фронте (1918-1919). М.: Воениздат, 1980. 158 с.


Справка составлена на основании статьи Л.А. Моториной  (Научно-технические ведомости СПбГТУ, 1999,  № 2).