Александр Александрович Радциг

Александр Александрович Радциг
Александр Александрович Радциг родился 27 января (8 февраля по новому стилю) 1869 года в Тверской губернии в семье служащего путей сообщения, впоследствии известного специалиста по вопросам эксплуатации железной дороги и автора ряда работ в этой области Александра Антоновича Радцига. Среднее образование Александр Александрович получил в Кременчугском реальном училище, высшее - на механическом факультете технологического института в Санкт-Петербурге, окончив который в 1891 году, он, для углубления технических знаний, поступил в Берлинский университет на математическое отделение.

После успешной защиты в 1895 году диссертации "Приложение теории Зелова к симметричным группам" на степень доктора философии Александр Александрович некоторое время работал инженером на Варшавской железной дороге, затем - приемщиком паровозов на Невском машиностроительном заводе. В 1896 году он был приглашен в Петербургский технологический институт и для подготовки к преподавательской деятельности командирован за границу, где ознакомился с постановкой занятий в инженерных лабораториях и прослушал ряд лекций в учебных заведениях Германии, Швейцарии и Бельгии, а также посетил ряд крупнейших заводов Германии, Швеции, Франции и Бельгии. После поездки А.А. Радциг был назначен преподавателем черчения.

Весной 1898 года Александра Александровича пригласили для занятия кафедры термодинамики и тепловых двигателей в Киевский политехнический институт. Поскольку институт находился еще в стадии организации, А.А. Радцига командировали за границу для разработки будущих курсов, где в этом же году он осмотрел ряд машиностроительных заводов Англии, а летом следующего года принял участие в состоявшемся в Париже конгрессе по прикладной механике. В Киевском политехническом институте Александр Александрович исполнял обязанности экстраординарного профессора. В 1905 году после защиты диссертации "Математическая теория обмена тепла в цилиндрах паровых машин" он получил ученое звание адъюнкта прикладной механики и был избран деканом механического факультета.

В 1909 году А.А. Радцига пригласили в Петербургский политехнический институт на кафедру прикладной механики, и вся его последующая деятельность связана с этим институтом. Дважды, с 1909 по 1919 год и с 1925 по 1930 год он избирался деканом механического факультета. 13 сентября 1917 года Александр Александрович Радциг Советом Политехнического института был избран на должность директора, сроком на три года. В сентябре 1917 года отделения были переименованы в факультеты, а директор института - стал ректором. Руководил институтом А.А. Радциг немногим больше года, но это было время, возможно, самое сложное в истории института, и, конечно, самое напряженное в жизни самого Александра Александровича.

Октябрьская революция 1917 года большинством профессорско-преподавательского состава, да и значительной частью студентов учебных заведений Петрограда была воспринята как политическая катастрофа. Политехнический институт не был исключением. Однако демократические традиции здесь были сильнее, чем в других вузах столицы, что, видимо, и определило в дальнейшем характер принятых решений.

8 ноября 1917 года на заседании Совета А.А Радциг сообщил, что на прошедшем совещании ректоров высших учебных заведений Петрограда принято решение: "...не признавать захвативших в свои руки государственную власть народных комиссаров и ни в какие сношения с ними не входить" [8]. Совет института не высказал своего определенного отношения к этой резолюции и занял выжидательную позицию. На заседании Совета 25 ноября 1917 года слушали предложение Академии наук присоединиться к составленному ею воззванию по случаю Октябрьской революции, которое носило явно антисоветский характер. Однако Совет и на этот раз решил к воззванию не присоединяться.

11 января 1918 года Академия наук провела совещание председателей научных учреждений и высших учебных заведений Петрограда, где было "единогласно постановлено учредить Российский Союз ученых учреждений и высших учебных заведений, в задачи которого входила защита автономии учреждений и принятие мер для обеспечения правильности хода их занятий" [5]. На экстренном заседании 14 января 1918 года Совет института единогласно постановил примкнуть к Союзу. При решении вопроса о вступлении в деловые отношения с советской властью среди членов Совета произошел раскол. Девять членов проголосовали за контакт с Совнаркомом, семь - против.

24 января 1918 года на экстренном заседании большинством в 21 голос против двух Совет уполномочил А.А.Радцига вступить в деловые отношения с советской властью и тем самым обеспечить продолжение деятельности института на автономных началах. Решение Совета было поддержано и общим собранием студентов, состоявшимся 28 января 1918 года.

Главный политический вопрос был разрешен, но осталась масса других проблем. Занятия студентов начались в октябре. Положение в институте было крайне тяжелое. Отапливалась только часть зданий. Из-за недостатка топлива электроэнергия в лаборатории и учебные аудитории подавалась лишь на несколько часов в сутки и не всегда в удобное время. Часть профессоров и преподавателей к началу занятий по разным причинам не явились. Временами проводились аресты профессоров и преподавателей, что также, в свою очередь, не могло не отразиться на учебном процессе. Совет в таких случаях составлял требование об освобождении арестованных, указывая на их заслуги перед страной. Александр Александрович и сам нередко обращался в соответствующие органы с предложением взять арестованных на поруки. Эта тревожная обстановка усугублялась голодом. В Петрограде выдавали по 50 грамм хлеба в день. Обед в институтской столовой состоял из травяного супа и маленькой ржавой селедки. Февраль - март были особенно тревожными. Петрограду угрожала оккупация, и народный комиссар по просвещению А.В. Луначарский 4 марта дал указания всем учебным заведениям прислать подробную опись особо ценного учебного имущества на предмет вывоза из Петрограда.

Несмотря на все трудности, созданная Наркомпросом комиссия по контролю за ходом учебного дела в институте в своем отчете в марте 1918 года писала: "...лекции состоялись по всем курсам кроме общей химии и технологии металлов. По первому вследствие того, что химическая лаборатория не отапливалась, по второму - вследствие отсутствия профессора. Состоялись все практические занятия, упражнения, графические и лабораторные занятия" [8]. В 1918 году с июля до октября было опубликовано несколько постановлений по высшей школе. Во исполнение этих постановлений впредь до введения общего положения о высших учебных заведениях были разработаны "Временные правила об управлении Петроградским политехническим институтом". Согласно новым "Правилам": управление факультетом возлагалось на общее собрание факультета, которое должно было избирать президиум, включавший декана, секретаря, одного представителя от преподавателей и одного от студентов. Совет - высший руководящий орган института, должен состоять из ректора, двух проректоров, президиумов всех факультетов и одного представителя от студентов; президиум Совета - исполнительный орган института - из ректора, двух проректоров, двух членов от профессоров и преподавателей и двух членов от студентов. Хозяйственный комитет должен заведовать хозяйством под общим управлением Совета и ректора [5]. Зима 1918-1919 годов застала институт без запаса дров. Здания не отапливались. Занятия со студентами проводились до 15 ноября. На заседании Совета 27 ноября 1918 года были утверждены новые "Правила". Это заседание стало историческим. В конце заседания попросил слово профессор И.В. Мещерский: "Сейчас окончилось последнее заседание Совета в его старом профессорском составе и таким образом будет закончен первый период истории института. ... в первые годы существования института Совет проявил кипучую деятельность... и молодой институт быстро занял выдающееся положение в учебном и в научном отношении среди своих собратьев. Сейчас мы разойдемся с сознанием честно выполненного долга" [8]. Это заседание Совета было последним, на котором его председателем и директором института был А.А.Радциг. Александр Александрович Радциг ушел с поста директора по "своему желанию". 1 декабря он передал все дела вновь выбранному ректору А.М. Шателену.

С 1918 по 1930 год А.А. Радциг был профессором кафедры "Термические машины", с 1930 года до конца жизни - заведующим кафедрой "Паровые турбины". Некоторое время, в середине 1920-х годов, Александр Александрович работал по совместительству в Главной палате мер и весов и был представителем института в Центральном совете экспертов, состоящего в ведении Научно-технического отдела ВСНХ.

44 года своей жизни Александр Александрович посвятил преподавательской деятельности в высшей школе, из них 32 - в Петербургском - Петроградском - Ленинградском политехническом институте. Он принимал самое активное участие в создании и организации учебного процесса двух механических отделений - в Киевском и Петербургском политехнических институтах, в 1930 году - в создании Всесоюзного котлотурбинного института, в 1934 году - энергомашиностроительного факультета, который впервые в стране начал выпускать специалистов этого профиля. В начале 1930-х годов А.А.Радциг создал первую в стране специальную кафедру паровых котлов, по образцу и подобию которой был организован ряд кафедр в других институтах. Немало сделал он и для организации заочного образования.

Особого внимания заслуживает научная деятельность А.А. Радцига, начало которой совпало с крупнейшими изобретениями в области паровых турбин. Он одним из первых оценил огромное преимущество нового двигателя и его значение для развития энергетики. Однако благоприятные условия для развития отечественного турбостроения создались в России только в 1920-е годы. Стране нужны были мощные турбины и квалифицированные инженеры-турбостроители. В это время появились многочисленные труды А.А. Радцига по паровым турбинам. Среди них учебники, учебные и справочные пособия для студентов и инженеров. В 1926 году был издан курс паровых турбин. Многие годы инженеры-теплотехники пользовались справочным материалом "Формулы, таблицы и диаграммы для водяного пара", вышедшим тремя изданиями. Четыре раза переиздавался курс прикладной механики и дважды - курс конденсационных установок паротурбинных станций.

В начале 1930-х годов А.А. Радциг был уже признанным основоположником отечественного паротурбостроения. В результате его многолетней деятельности в ЛПИ сложилась сильная научная школа по паровым турбинам, сыгравшая важную роль в развитии отечественного турбостроения.

Еще одна сторона таланта Александра Александровича - это его труды по истории науки и техники. Среди них монографии о Джеймсе Уатте и изобретении паровой машины, "Развитие паровой машины", "Успехи теплотехники в СССР", "Сади Карно и его размышления о движущей силе огня". Последняя работа была первым в России научным исследованием, посвященным творцу второго начала термодинамики. Его капитальным трудом, заложившим "первые камни нового здания действительно научной истории энергетики" [1], является "История теплотехники".

За несколько лет до Отечественной войны Александр Александрович почти полностью потерял зрение. Но его кипучая научная деятельность от этого ничуть не ослабла, благодаря самоотверженной работе его жены и друга Евгении Викторовны, дочери знаменитого ученого Виктора Львовича Кирпичева.

В блокадном Ленинграде Александр Александрович продолжал педагогическую деятельность на кафедре турбиностроения, консультировал специалистов оборонной промышленности. Последняя запись в его трудовой книжке от 10 октября 1941 года говорит, что А.А. Радцигу предоставлен длительный отпуск без сохранения содержания в связи с эвакуацией из Ленинграда в г. Свердловск в распоряжение Академии наук СССР. Однако Александру Александровичу не суждено было добраться до Свердловска. В дороге он тяжело заболел и скончался на станции Буй Северной железной дороги 30 декабря 1941 года.

Литература:

Буланин В.И. А.А.Радциг как историк техники (Выступление на объединенном заседании Ученых советов ЛПИ и ЦКТИ 16 января 1952 года, посвященном памяти А.А. Радцига). Машинопись. 26 с. Архив Историко-технического музея СПбГТУ.
Буланин В.И., Радциг М.А. Александр Александрович Радциг (К 100-летию со дня рождения) // Тр. ЛПИ. 1969. С.223-225.
Бурцев Г.В. Политехнический институт в первые годы советской власти (1918-1922) // Тр. ЛПИ. 1957. С.91-98, 112-113.
Кириллов И.И. Александр Александрович Радциг // Тр. ЛПИ. 1949. № 1. С.120-126.
Меншуткин Б.Н. История Санкт-Петербургского политехнического института. 1917-1930 гг. (машинопись). Архив Историко-технического музея СПбГТУ.
Политехнический институт в годы блокады и эвакуации. СПб.: СПбГТУ, 1997. 207 с.
Радциг Александр Александрович. Архив СПбГТУ, д. 3927.
ЦГА СПб., ф. 3121, оп. 3, д. 12, 48, 51, 72

 Справка составлена на основании статьи И.В. Журавлевой  (Научно-технические ведомости СПбГТУ, 1999,  № 2)